Последние комментарии

  • Любовь Баусова (Пухова)
    Давным-давно я уже не ученица, и не собираю новенькие тетради, учебники, свежими типографскими красками пахнущие, не ...Сегодня Первое
  • Сергей Гладков
    Наша первая учительница. 1963 г.Юбилярша встречала пирогами
  • Сергей Гладков
    Кстати, о западных либералах. Александр Алексеевич имел привычку во время уроков отлучаться минут на 10-15, давая нам...Ватники

Боевое крещение в охотнадзоре.

        5 июля 1978 года я был принят на службу в Госохотинспекцию при Ивановском облисполкоме в должности охотоведа по Сокольскому району. После службы на военном флоте я решил поступать в Московский институт по специальности биология-охотоведение и уже учился там заочно на подготовительных курсах.

       Кроме того на службе в ВМФ я вступил в коллектив военных охотников и получил охотничий билет системы ВВОО (всеармейское военно-охотничье общество), был официально охотником и у меня было двуствольное охотничье ружье ИЖ-12 с вертикально расположенными стволами.

      Получив в г. Иваново служебное удостоверение госохотинспектора, я приступил к исполнению своих служебных обязанностей. В первое время у меня никакой служебной техники не было, но исполнять свои обязанности нужно было. Приходилось обращаться к товарищам и охотникам-общественникам, кто имел свой личный транспорт и согласен был помогать и содействовать органам  надзора в деле борьбы с браконьерством.

     И вот вскоре в июле 1978 года я получил боевое крещение в охотнадзоре при следующих обстоятельствах. Первая незабываемая встреча с настоящими браконьерами. Мы  с товарищем Лехой Ивашовым из г. Пучежа и 15-ти летним братом Виктором выехали на  мотолодке «Прогресс» под навесным мотором «Вихрь-25» в рейд по борьбе с браконьерством по реке Волга в район мауровских заливов, что на территории Сокольского района. В то время на нас охотоведов были возложены обязанности не только по охране охотничьих животных, но и по охране рыбных запасов. В этом случае протоколы на нарушителей мы должны были передавать инспектору  рыбнадзора  данного рыбучастка.

    С собой взял охотничье ружье и патронташ с патронами. Ружье я положил на дно мотолодки. Леха Ивашов был за рулем мотора, управление мотолодкой было ручное, румпельное. Кроме того пусковое устройство  с мотора у него было снято и заводил его он путем веревки с палочкой, которую каждый накручивал на маховик мотора и затем дергал.

     Сначала мы объехали реки Ширмакшу и Мичу, но браконьеров-охотников и рыбаков нигде не обнаружили. Тогда мы поехали в район Мауровских заливов. Патрулировали  мы целый день и все напрасно. Все же было лето, охота на всех зверей и птиц закрыта, рыба видимо тоже плохо ловилась. Днем нам встречались лишь рыбаки с удочками, охотников никого не встретили. Стало уже смеркаться и мы решили возвращаться домой  и поехали по направлению реки Ширмакши к с. Дресвищи.

       Подъезжая к Зеленому мысу, у лесного берега мы увидели две моторные лодки, одна из них «Казанка-5М» с подвесным мотором, а другая «Прогресс-4» с двумя подвесными моторами типа «Вихрь». На берегу в лесу горел костер. Подъехав поближе к лодкам, которые стояли носом в берег, мы увидели, что возле берега в воде на реке Волга 8 мужчин заводятся большим бреднем, по 4 человека с каждой стороны бредня.

     Я сказал Лехе Ивашову, чтоб он подъезжал к браконьерам, так как необходимо было пресечь браконьерство. Опыта работы  инспектора у меня еще не было. Да и что мы тогда могли сделать с 8 здоровыми мужиками-браконьерами  на реке посреди леса в сумеречное время. Мне было известно, что в  то время браконьеры были также очень дерзкие и наглые и я слышал, что несколько инспекторов рыбнадзора  уже погибли от их рук, в Ивановской области сильно пострадали 2 наших охотоведа, одного по фамилии Чиркова в Лухском районе ранили из ружья браконьеры, а другого Кокина Валеру в Савинском районе в лесу избили, сломали ему руку и челюсть. В обоих случаях наши охотоведы применили против них свое оружие и ранили браконьеров и в отношении последних были возбуждены уголовные дела, в результате чего браконьеры были задержаны и  понесли заслуженное наказание.

    Подъехав к браконьерам, Леха заглушил мотор и мы остановились примерно в 10 метрах от браконьеров, не подъезжая к берегу, так как там было мелко. Было еще светло и я различил на бортах лодок горьковские номера. Напротив лодок на берегу в сосняке горел большой костер и возле костра стоял еще один рыбак, девятый по счету. Я представился  браконьерам, сказав им, что я охотовед госохотинспекции Сокольского района и общественный инспектор рыбоохраны. И потребовал прекратить заниматься браконьерством. В моих мыслях было лишь одно, предотвратить занятие браконьерством группы незнакомых  нам браконьеров, принять какие-либо другие меры, оформить на них протоколы, изъять бредень как запрещенное орудие лова, мне явно бы это не удалось. Это я прекрасно понимал. Такая группа браконьеров в  глухом месте и в такое позднее время мне явно не по зубам.

    В ответ браконьеры с бреднем потребовали  от меня, чтоб я показал им свое служебное удостоверение. Я достал и показал им свое удостоверение, но это не помогло, браконьеры сказали, может это удостоверение обычного дружинника. После этого они стали выражаться в наш адрес нецензурной бранью, сказав нам, что если мы сейчас отсюда не уберемся подобру- поздорову, они нас просто утопят в реке, и нас здесь никто не найдет.

     Их угрозы на меня подействовали не в их пользу. Тогда я стал настаивать на том, чтоб они немедленно прекратили безобразить, иначе я на них сейчас составлю протоколы за браконьерство, в крайнем случае  съезжу за местным участковым инспектором Кокиным, а также возьму егерей и тогда им будет только хуже. После моих слов браконьеры рассвирепели, по их поведению было похоже, что они к тому же еще и пьяные. Они бросили на мели бредень, сказав друг другу громко: «Давай-ка их утопим здесь в реке!». И всей ватагой пошли к берегу к своим лодкам. Все 8 браконьером сели в две лодки, столкнув их с берега и на веслах поехали к нам. Мы в этом время находились не более 30 метрах от берега. Одна лодка плыла прямо на нас, а другая заходила с нашего правого  борта.

    Я сказал Лехе: «Леха, заводи немедленно мотор». Леха стал наматывать веревку на маховик двигателя и дергать, чтоб его запустить. Но мотор как назло не заводился. Он наматывал веревку и снова дергал. Как он не старался, а мотор так и не заводился. Я почувствовал, что дело у нас плохо. Неизвестно, чем бы все это закончилось. Браконьеры озверели, громко ругались, оскорбляли нас словесно и приближались к нашей лодке. При этом кричали: «Топи их!». Первая их лодка приблизилась к носу нашей лодки и один браконьер с носа своей лодки, схватил нашу лодку за нос. Я закричал ему: «А ну, отпусти нашу лодку!» и сразу же схватил  металлическое весло.

    Леха все пытался завести лодочный мотор «Вихрь-25», но тот не хотел запускаться. Почувствовав опасность,  я с размаха ударил браконьера по рукам своим веслом. Тот заорал и отпустил нос нашей лодки. Тогда браконьеры стали хватать свои весла, угрожая нам расправой и стали заходить с двух сторон к нашей лодке.

    Я не знал, что делать в данной ситуации, почувствовал свою беспомощность. Хотелось, чтобы быстрее завелся мотор и мы уехали от этих браконьеров целыми и невредимыми. И вдруг в последний момент я вспомнил, что на дне лодки лежит мое двуствольное охотничье ружье. Это было наше спасение. Перед тем как подъехать к браконьерам, я на всякий случай зарядил оба ствола картечью и положил его на предохранителе на дно лодки.

    Бросив весло, я быстро схватил охотничье ружье со дна лодки  и направил стволы ружья сначала на одну браконьерскую лодку, затем на вторую и кричал: «Назад гады, если хоть одна тварь схватится за борта нашей лодки, буду сразу стрелять на поражение». Браконьеры уже совсем близко подъехали с обеих сторон к нашей лодке. Они конечно не ожидали такого поворота дел, но их это особо не смутило. Они заорали: «Чего ты нас пугаешь, а ну топи их!». На обеих лодках стояли браконьеры с поднятыми веслами. Я был готов на все. Я им крикнул: «Последний раз вас предупреждаю, отвалите от нас, иначе буду стрелять». Браконьеры не реагировали, тогда я направил стволы ружья поверх голов браконьеров лодки с правого нашего борта и выстрелил над их головами. Выстрел был как из пушки, все –таки 12 калибр. И сразу же наставил стволы ружья на браконьеров второй лодки с нашего левого борта, затем снова на лодку с правого борта. И так поочередно. При этом я кричал им: «Гады, застрелю, мне хватит одного выстрела, чтоб положить всех в лодке, так как у меня в стволе патрон с картечью на кабана, затем быстро перезаряжу ружье и всех остальных положу здесь в их во второй лодке, а кто из них останется жив, добью тварей». Браконьеры поняли, что шутки плохи, среди них возникла паника, они кричали друг другу: «Ну его, оставим этого дурака в покое, давай назад сваливаем».  Я по-прежнему наставлял ружье, то на одну, то на другую лодку и кричал им: «Назад твари, застрелю». Браконьеры быстро опустили весла  и стали отходить от нашей лодки и начали грести к берегу.

    В этот момент у Лехи Ивашова завелся лодочный мотор. Я был разъярен от  попытки нападения на нас браконьеров и сказал Леше: «Сделай круг на малом газу вокруг браконьерских лодок». Объезжая браконьеров я им крикнул: «Вам так  это дело с рук не сойдет, мы скоро сюда к Вам вернемся. Я только съезжу в с. Дресвищи, соберу  бригаду и Вы нам ответите за все». После этого мы уехали  от браконьеров.

   Приехали в с. Дресвищи примерно в 22 часа30 мин., было совсем темно. С колхозной фермы я позвонил в дежурную часть Сокольского РОВД, сообщив им о случившемся, которые пообещали найти участкового инспектора милиции и рыбнадзора и направить их к нам. Затем я нашел одноклассника егеря Сокольского РООиР Черняева Александра, собрал своих товарищей, которые пришли из Армии. На все это у нас ушло более 4 часов. Участкового инспектора милиции мы так и не дождались, нас набралось 7 человек, брата Виктора я оставил дома в деревне. В 3 часа ночи мы на двух моторных лодках выехали к месту происшествия.

    У нас было два охотничьих ружья, остальные вооружились колами, кто чем.  Мы разработали план захвата браконьеров. Перед самым Зеленым мысом мы высадились на берег, чтоб браконьеры нас не засекли и берегом бесшумно двинулись к их лагерю. Решили окружить их лагерь и задержать браконьеров. После чего в случае  их сопротивления дать им хороший отпор с применением физической силы. Мы все парни были молодые и крепкие  и вполне бы с ними справились, независимо от того, что число браконьеров превышало наше. После этого  решили изъять у них бредень и рыбу и оформить на них протоколы за браконьерство.

     Пока шли к лагерю браконьеров, совсем рассвело, шли не менее 1 км лесом. Вскоре почувствовали запах дыма костра. Мы разделились на две группы. Одна группа с егерем Черняевым А. из 4 человек,  вторая группа со мной из 3 человек. Приближаемся как  дикие звери бесшумно, заходим с двух сторон их лагеря и выходим к костру. Какое же настало у нас разочарование, браконьеров на месте не оказалось. Костер по-прежнему еще горел, вокруг костра лежали запутанные куски сетей, свежая чешуя от крупной волжской рыбы, свежие бутылки из-под водки, остатки их еды. Браконьерских лодок под берегом и на реке Волге не было видно. Видно было, что браконьеры поверили моим словами и свалили по-хорошему, не дожидаясь нашего прибытия.

    Было обидно, что от наказания браконьеры ушли. Но шухера мы  хорошего навели!!! После этого  браконьерам я объявил настоящий бой. Выезжал крупной группой, состоящей      из сотрудников милиции, егерей, рыбнадзора и охотников-общественников и никто из них не уходил от ответственности. За время моей работы были задержаны сотни браконьеров всех мастей, изъято несколько десятков охотничьего огнестрельного оружия, сотни браконьерских сетей, составлены сотни протоколов на нарушителей, которые подвергнуты большим штрафам и искам.

 

Ветеран МВД подполковник милиции Волков А.Ю.

Популярное в

))}
Loading...
наверх