Популярные публикации

Последние комментарии

  • Любовь Баусова (Пухова)
    Давным-давно я уже не ученица, и не собираю новенькие тетради, учебники, свежими типографскими красками пахнущие, не ...Сегодня Первое
  • Сергей Гладков
    Наша первая учительница. 1963 г.Юбилярша встречала пирогами
  • Сергей Гладков
    Кстати, о западных либералах. Александр Алексеевич имел привычку во время уроков отлучаться минут на 10-15, давая нам...Ватники

Борьба за живучесть во время шторма на Волге.

Начало 80-х годов прошлого века. Лето. Ко мне в гости в г. Пучеж приехал товарищ и коллега, родом из Сокольского района сержант милиции Поздеев Владимир, который из Сокольского РОВД по семейным обстоятельствам перевелся в Юрьевецкий РОВД, где в последнее время и проходил милицейскую службу. Погостив у меня 1 сутки, Поздеев В.

собрался ехать обратно в г. Юрьевец.

Было воскресенье. Я предложил ему прогулку по реке Волга на мотолодке, которую я периодически брал у своего товарища по речному училищу Сазанова Александра, проживавшего в микрорайоне Завражье. Сазанов Саша работал капитаном теплохода типа «Ярославец» под № 880. До службы в Армии после окончания речного училища мы с ним работали в г. Кинешме на теплоходах, Сазанов А.- на буксире "Соболь", а я на служебно-разъездном т/х № 365, которые базировались по соседству в одном порту. У Сазанова А. была в личной собственности моторная дюралевая лодка «Воронеж» и лодочный мотор «Вихрь-30». Я часто у него ее брал съездить на родину в Сокольский район. Он мне лодку доверял, так как знал, что я тоже имею диплом судоводителя и опыт управления мотолодкой. В этот раз я снова взял у него мотолодку. Заправив топливный бак бензином, прихватив с собой еще запасную канистру, мы втроем: я, Поздеев В. и мой родной брат Александр выехали на лодке в г. Юрьевец.

Мы решили отвезти Поздеева В. в г. Юрьевец, и заодно на обратном пути хотели заскочить в п. Сокольское, навестить двоюродного брата Волкова Леонида, который проживал с семьей в микрорайоне Пискариха. Погода в этот день выдалась замечательная, на Волге тишь, да гладь, светило яркое солнце. Был кажется июль месяц. До г. Юрьевца доехали мы очень быстро, времени было около обеда. Пришвартовав лодку в Юрьевецком порту в районе пристани, мы с братом проводили Поздеева В. и решили сбегать в магазин, чтоб купить что-нибудь поесть на дорогу, так как собирались поехать еще в п.Сокольское.

В г. Юрьевце в магазине мы купили батон хлеба, банку консервов, пачку печенья, какой-то напиток и полбатона вареной колбасы и вернулись к лодке. Только спрыгнули с причала в лодку и собирались уже отчалить от берега, тут к нам подошли две девушки и парень, всем примерно по 20 с небольшим лет, которые спросили нас, куда мы едем. Я им ответил, что сейчас мы едем в пос. Сокольское. Они стали проситься у нас, взять их с собой, так как они торопятся домой, им не хочется ждать парома, который отправляется только через час. Мы согласились их подкинуть до пос.Сокольское, так как нам было по пути.

Молодые люди сели к нам в лодку и мы отчалили от берега. Я завел лодочный мотор и мы выехали из портового залива на Волгу. От г. Юрьевца до п. Сокольское примерно 15 км через Волгу наискосок, может немного побольше. Все было бы хорошо, но когда мы находились еще в г. Юрьевце, то на горизонте уже появилась черная туча со стороны г. Юрьевца. Эта туча мне очень не нравилась, она была очень страшная, видно было, что приближалась гроза. Мы решили, что успеем до начала грозы перемахнуть реку Волгу на лодке. И так в лодке нас находилось 5 человек. Мы с братом сидели в кормовой части лодки на заднем сиденье возле лодочного мотора, так как управление мотором было ручное, румпельное, девушек и парня мы посадили на скамейку посредине лодки. Лодка была сильно загружена, поэтому скорость движения лодки была не так велика, как до этого мы ехали втроем из Пучежа.

Во время поездки, мы с девушками и парнем познакомились, оказалось, что обе девушки педагоги, одна из которых работала корреспондентом в районной газете «Сельская Новь» в пос. Сокольское, а другая, кажется, была учительницей в какой-то школе, а где работал парень я уже не помню. Но все они родом из Сокольского района. Мы с братом тоже были уроженцами Сокольского района, но проживали в г. Пучеже, о чем мы им также сообщили.

Отъехав от берега примерно на 2 км и оказавшись напротив Глазовой горы, неожиданно подул сильный ветер, который стал наганять волну, черная туча приблизилась к нам вплотную и уже оказалась над нами. Ветер дул с юго-западного направления, волна шла вдоль реки Волги со стороны г. Пучежа. Начался дождь. Разразилась сильная гроза, сверкали молнии, гремел гром. Ветер с каждой минутой усиливался, волна увеличивалась по высоте, начинался шторм.

К началу шторма мы оказались примерно в 4 км от Юрьевецкого берега. Высота волны иногда достигала 1 м и более, порывы ветра были сильные, мне приходилось постоянно маневрировать лодкой, чтоб ее не залило водой и не опрокинуло волной. Когда шел ряд волн поменьше, я поворачивал руль мотора к Сокольскому берегу, подставляя борт лодки волнам, и давал газу, чтоб лодка как можно дальше прошла к противоположному берегу. Но как только подходили крупные валы волн в виде беляков, я сразу же разворачивал нос лодки им навстречу и сбрасывал газ. Когда лодка встречала крупную волну, и одновременно начинался сильный порыв ветра, нос лодки подлетал кверху и лодка вставала почти на дыбы. В этом случае возникала опасность перевертывания лодки, которая могла нас накрыть. Я сразу же сбрасывал газ, чтоб этого не произошло. Как только крупные валы проходили, я подставлял борт лодки волнам, направляя его к Сокольскому берегу и снова давал газу, чтоб как можно быстрее и дальше продвинуться к Сокольскому берегу. И такие маневроы делал поочередно, чтоб пересечь водохранилище.

Но ветер все усиливался, высота волн увеличивалась, лодку кидало из стороны в сторону. Мало того лодку стало захлестывать волной. Летели брызги волн, лил дождь. На лодке началась паника, девушки кричали со страха, что мы утонем. В глазах их был сильный страх. Я им в ответ сквозь ветер, рев мотора и шум волн всем закричал: «Прекратите панику, иначе мы с Вами точно утонем и нас никто не спасет, положитесь на меня, все с Вами будет хорошо, делайте все, что я Вам говорю и Вы останетесь живы». Паника- страшное дело, поворачивать назад было уже поздно, крупная волна нас бы залила с кормы сразу и мы могли просто утонуть в пучине моря. Поэтому я решил штормовать водохранилище и двигаться через Волгу в направлении Сокольского берега, но не в п. Сокольское, так как туда было еще дальше, лучше сократить расстояние до Сокольского берега, и чтоб как можно быстрее пересечь середину водохранилища, где был самый разгар шторма. Подобный опыт управления мотолодкой в штормовых условиях у меня уже был, но с таким сильным штормом на Волге я не сталкивался.

Когда подходили крупные волны, я снова поворачивал нос лодки наперерез волне и сбрасывал газ, чтоб лодку не задрало кверху и не опрокинуло, но сильный порыв ветра подбрасывал нос лодки, пытаясь ее запрокинуть по ходу движения. Тогда я попросил брата Александра и парня-пасажира сесть на нос лодки, чтоб носовая часть была потяжелее и чтоб лодка в случае чего не запрокинулась. После этого при большой волне нос лодки так высоко не запрокидывался, но зато волна стала заливать лодку. Нос зарывался в очередной вал волны и лавина воды хлынула в лодку. Когда крупные волны проходили, начинались волны поменьше, я снова поворачивал руль лодки, подставляя ее борт волнам и направлял ее к Сокольскому берегу, сразу же давал газу, в этот момент начиналась бортовая качка, нас сильно швыряло с борта на борт, иногда не успевая сманеврировать, подходили крупные валы и волна снова заливала лодку с носа сбоку.

Когда сильная волна стала заливать лодку, я крикнул сквозь сильный ветер брату и парню, чтоб те хватали емкости и быстро вычерпывали воду из лодки за борт, так как вода начала прибывать в лодке. Лодочный мотор был открыт, колпак с него был снят и лежал на дне лодки. В лодке было ведро. Ведро я кинул парню, а брату- колпак от мотора «Вихрь-30» и сказал им, чтоб они быстро вычерпывали воду из лодки. Они черпали воду изнутри лодки и выливали ее за борт. Но отчерпывать всю воду они не успевали, как следующая большая волна снова заливала лодку, иной раз воды попадало в лодку чуть ли не на четверть лодки. В лодке были мои резиновые сапоги по колено и черпак, я попросил девушек также помочь отчерпывать воду из лодки и бросил им резиновый сапог и черпак и потребовал, чтоб и они тоже отчерпывали воду из лодки сапогом и черпаком, если они не хотят утонуть. При этом я попросил их не подниматься из лодки высоко и держаться как можно ниже, чтоб случайно не вылететь из лодки при сильной волне. Все понимали опасность нашего положения и быстро вычерпывали воду из лодки при каждом ее заливании волной.

Так мы боролись за живучесть лодки, спасая самих себя. Спасательных средств тогда у нас в лодке никаких не было. Две девушки, парень и брат весь период штормования водохранилища усердно трудились, отчерпывая воду из лодки за борт. Хорошо еще, что наша лодка была мореходная и выдерживала этот яростный шторм. Неожиданно одна из крупных волн залила лодочный мотор, так как он был без колпака, вода попала на свечи, лодочный мотор стал барахлить, один цилиндр мотора стал работать с перебоями.

Признаюсь честно, тогда я сильно испугался за всех нас, боялся я только одного, чтоб лодочный мотор не заглох. Если лодочный мотор заглохнет, шансы на спасение у нас будут невелики, маневрировать лодочным мотором я не смогу, крупная волна просто зальет нашу лодку, или перевернет и нам тогда конец. Я не показывал пассажирам в лодке чувство своего внезапно возникшего страха, чтоб те не поддались ему и чувствовали по прежнему во мне какую-то надежду на спасение. Тогда вся их жизнь зависела только от меня одного, как я смогу провести лодку к противоположному берегу, сквозь яростный шторм, бурю на Волге, как смогу проштормовать и доставить их на берег целыми и невредимыми.

Я бывший военный моряк и речник, судоводитель, за 5 лет службы на море и реке бывал в разных переделках, ранее не мало ездил по реке Волге в шторм на служебной дюралевой лодке «Прогресс-4» с лодочным мотором «Вихрь-25», когда работал госинспектором охотнадзора в Сокольском районе. Но в такой сильный шторм на лодке и с пассажирами я никогда не попадал. Мысленно я молил Бога о том, чтоб лодочный мотор не заглох и перестал работать с перебоями. Тогда я понимал, что мы реально можем погибнуть, в обе стороны до берегов было не менее 5-6 км.

В конце концов лодочный мотор прочихался и стал работать нормально, без перебоев. У меня сразу на душе и на сердце отлегло. Появилась сразу уверенность в себе, в близкой победе над стихией, борясь с которой мы постепенно пересекли середину водохранилища, самое страшное место, где буйствовала непогода. Вскоре волна постепенно стала уменьшаться по высоте, порывы ветра были уже не такие сильные, лодку перестало заливать волной, летели лишь одни брызги от волн. Скорость движения лодки увеличилась. Мне стало легче маневрировать лодкой. Мои пассажиры и брат по-прежнему вычерпывали воду из лодки за борт. Только тогда я смог осмотреться по сторонам и увидел, что паром из г. Юрьевца уже идет в п. Сокольское, который пересек половину пути до Сокольского.

Приближаясь все ближе к сокольскому берегу, ветер постепенно стихал, волна становилась все меньше, мы двигались к берегу по более короткому пути, и постепенно подъехали к мелководью, к лесному берегу, не доезжая до пос. Сокольское примерно 5 км. Лодка к берегу не подошла примерно на 100 метров, так как коснулась дна. Перед самой мелью я заглушил мотор и поднял его, на веслах мы догребли до самой мели, дальше лодка не двигалась, уперлась в речное дно. Дождь и буря на Волге как-то разом прекратились, страшная черная туча ушла в сторону, выглянуло солнышко, было видно, что паром уже подходил к пос. Сокольское. Получается, что мы штормовали водохранилище во время бури не менее полутора часов, боролись за живучесть судна, чтоб не погибнуть и чтобы как можно быстрее достичь сокольского берега.

Коснувшись дна на мелководье, мы мужчины втроем выпрыгнули за борт, оставив девушек в лодке. Лодка облегчилась и мы потащили ее как можно ближе к берегу. Я предложил девушкам и парню, а также брату достичь лесного берега, развести костер, просушиться, отдохнуть от этого шторма, а затем уже вернуться в п. Сокольское. Все были со мной согласны. Протащив лодку к берегу, сколько было возможно, мы помогли девушкам выбраться из лодки в воду и все вместе пошли к берегу, оставив лодку на мели.

На нас не было сухого места, вся одежда наша намокла от дождя, брызг волн и самих волн. Даже стало как-то зябко, несмотря на то, что было лето. Девченки вовсе дрожали от холода. Добравшись до леса, мы с братом быстро с помощью зажигалки развели костер в лесу, и все стали сушиться. Мы разделись до трусов, сняли и выжали одежду и стали сушить ее у костра. Девушки явно озябли, но стеснялись при нас раздеваться и сушились стоя в сырых платьях у костра. Я им предложил нас не стесняться, снимать свои платья и сушиться, иначе нормально они не высушат свою одежду и не согреются. Все-таки они решились, сняли свои платья, стали сушиться и греться у костра. Костер мы развели крупный, так как сухих дров в лесу хватало. Все сразу согрелись и продолжали сушить одежду.

Я вспомнил, что в лодке в пакете у нас находится еда и мы с братом сходили к лодке за пакетом с продуктами и принесли их к костру. Мы добавили дров в костер, чтоб он горел сильнее, затем я достал продукты из пакета. Они сильно намокли. Батон раздулся и стал толще в два раза, чем был, его есть было невозможно, а печенье превратилось в кашу, мы их просто выбросили. Охотничьим ножом я открыл консервы, порезал колбасу и мы все вместе поели то, что можно было есть. Все изрядно проголодались и никто не отказался от еды. Просушившись, согревшись у костра, и надев сухую одежду, мы решили продолжить наше путешествие до пос. Сокольское на нашей лодке. У костра в лесу мы пробыли еще не менее полутора часов, после чего двинулись мелководьем к лодке. Девушкам мы помогли забраться в лодку, а сами втроем вывели лодку с мели, затем забрались в нее и сами.

На веслах мы отъехали подальше от мелкого места, я завел лодочный мотор и мы поехали в пос. Сокольское. До Сокольского мы доехали очень быстро, я спросил у пассажиров, где их лучше высадить. Они сказали, чтобы я их высадил напротив центра, райкома партии, где с набережной спускалась металлическая лестница. Туда я и подъехал с ними на лодке, где и пришвартовались. Времени было около 15 часов дня. После таких событий навещать двоюродного брата в пос. Сокольское у нас не было никакого желания. Наши пассажиры- две девушки и парень пытались со мной расплатиться за поездку на лодке и предложили мне оплату за поездку каждый по 1 рублю. Я им сказал, чтоб они немедленно убирали свои деньги назад, так как нам ничего от них за эту поездку не нужно. Я только им сказал на прощание, чтоб они благодарили Бога, что мы так легко отделались и остались все живы. Могло бы быть все иначе.

После этого мы с братом на мотолодке двинулись в обратный путь в г. Пучеж и быстро доехали до города. Погода на Волге снова наладилась, было тихо, никакого волнения, как будто ничего и не было. Приехав в г. Пучеж и выйдя на берег, мы с братом еще долго сидели у лодки на берегу и обсуждали наши приключения на реке Волге. От этой поездки у нас остались большие незабываемые впечатления на всю жизнь.

Волков А.Ю.

Популярное в

))}
Loading...
наверх