Пучеж и его жители

329 подписчиков

Свежие комментарии

  • Любовь Баусова (Пухова)
    Давным-давно я уже не ученица, и не собираю новенькие тетради, учебники, свежими типографскими красками пахнущие, не ...Сегодня Первое
  • Сергей Гладков
    Наша первая учительница. 1963 г.Юбилярша встречал...
  • Сергей Гладков
    Кстати, о западных либералах. Александр Алексеевич имел привычку во время уроков отлучаться минут на 10-15, давая нам...Ватники

Разбойное нападение на водителя КАМАЗа.

Разбойное нападение на водителя КАМАЗа.

Волков А.Ю., Пахомов А.А., Блинов Н.В.

Это случилось в сентябре месяце в д. Кораблево Пучежского района. В колхозе «Искра на полях шла уборка картофеля. Председателем колхоза в то время был Бобков В.В., его замом Грибов Н.Ф.. Оба они были внештатными помощниками участкового инспектора милиции. Достались они мне по наследству от участкового инспектора капитана милиции Невейкина В.А.. Всего в сельской местности у меня было 10 внештатников и плюс 2 человека в городе. Позже 2 моих внештатника стали также участковыми инспекторами милиции. Это Марков А.В. и Ульянов С.А., оба сейчас в отставке на пенсии.

Вернемся к событиям середины 80-х годов прошлого столетия. Колхоз «Искра» в то время являлся частью моего административного участка. В отделе милиции в 80-е годы штатных дежурных РОВД не было, и поэтому дежурными по РОВД ходили все офицеры милиции согласно утвержденного графика дежурств на месяц. Каждому офицеру приходилось дежурить по-3-4 суток в месяц, плюс двое суток дежурств в оперативных группах в выходные дни. Неделя вылетала только на дежурства. Отдых после суточного дежурства составлял всего одни сутки, а иногда и этого не было. Штатными были только помощники дежурного, в то время ими работали Катанаев В.

М., Новожилов А.М. и Канашин В.Б., мне пришлось с ними провести много совместных суточных дежурств.

По графику в сентябре месяце я заступил на дежурство оперативным дежурным РОВД, только не помню, кто тогда из помощников дежурил со мной. Дежурство началось неприятным, старый дежурный РОВД, не буду называть его фамилию и инициалы, мне дежурство вообще не сдал, пропал и был неизвестно где. Дежурство я принимал у его помощника- сержанта, который также ничего не мог пояснить, где его начальник смены. Все документы по задержанным за сутки оформлены не были, его помощник с этим не справился. И мне пришлось за него еще и документы эти дооформлять. Начальником РОВД тогда был капитан милиции Щадрин С.Ф. Я был сильно возмущен таким отношением к службе прежним дежурным по РОВД, о чем доложил начальнику милиции, так как сдав-приняв дежурство мы должны были вместе прибыть к начальнику отдела и доложить как положено. Я спросил у Щадрина С.Ф., что мне делать, как принимать такое дежурство. Начальник сказал, что принимай как есть. Я ему сказал, что в книге приема-сдачи дежурств я расписываться не буду, потому что старый дежурный мне дежурство не сдал, а в камере находился иногородний бродяга, задержанный в его суточное дежурство, который не был санкционирован прокурором района.

Дежурство я принял, но в книге приема дежурств расписываться не стал. Пока я бегал с бумагами, в дежурную часть поступил звонок из д. Кораблево, с моего административного участка. Звонил председатель колхоза «Искра» Бобков В.В., который сообщил, что этой ночью было совершено нападение неизвестных на водителя ивановского КАМАЗа, который приехал в колхоз за картофелем и ночевал ночью в своем автомобиле в деревне. Неизвестные бандиты вытащили водителя из кабины КАМАЗа, избили его, ударили его металлическим предметом по голове, бросили его без сознания на дорогу, и угнали его автомобиль, в кузове которого было загружено 8 тонн картофеля. Водитель остался ночевать в д. Кораблево по той причине, что нужного количества картофеля для загрузки КАМАЗа не хватило и сегодня ему должны были догрузить. Водителя нашли утром местные жители и оказали ему первую помощь, вызвали скорую и его увезли в больницу г. Пучежа.

Получив сообщение, не успев толком принять дежурство, я пошел докладывать о поступившим сообщении начальнику РОВД Щадрину С.Ф. Доложив ему, сказал, что нужно посылать на место происшествия оперативную группу, в которую входят обычно сотрудник уголовного розыска, следователь, участковый инспектор милиции и водитель автомобиля. Экспертов-криминалистов в те времена еще не было в отделе. Щадрин С.Ф. сказал мне, твой участок, вот и езжай на место преступления, расследуй, собирай материал, раскрывай преступление. Я попросил кого-нибудь в помощь, все-таки тяжкое преступление, одному несподручно. Он мне ответил, что нет у меня людей, все заняты, ни уголовного розыска, ни следователя. Езжай немедленно на участок, сам справишься. Я говорю ему, а как же дежурство по отделу милиции. У меня в камере бродяга вторые сутки сидит без санкции прокурора, что мне с ним делать. Он говорит, поручи помощнику дежурного, он сбегает к прокурору Круглову В.И. с документами и бродягой и его санкционирует. Кроме того он ответил мне еще так раздраженно, что нас тут в отделе много, полный отдел сотрудников, что без тебя здесь справимся. А на место преступления ехать со мной было некому.

Делать нечего, в Кораблеве народ меня уже ждал, дело серьезное, похоже на разбой. Я подошел к помощнику, сказав, что я уезжаю в д. Кораблево на место преступления и попросил его выбрать время, сбегать к прокурору и сводить задержанного за бродяжничество для получения санкции, а бродяга был похоже из ранее судимых, из уголовников. Помощник пообещал, что сделает. Я взял планшетку с документами для оформления оперативно-следственных действий, пистолет ПМ, сел на свой служебный мотоцикл М-67 «Урал» и поехал в д. Кораблево на место преступления. Приехав к конторе колхоза, я сразу зашел к председателю Бобкову В.В., у которого в кабинете находился и его зам Грибов Н.Ф.. Пообщавшись немного, спланировав оперативно-розыскные мероприятия, мы приступили к проведению этих мероприятий. Бобков позже стал тестем будущего участкового инспектора милиции Гудкова А.А..

Председатель колхоза Бобков В.В. сказал, что дает мне свой автомобиль УАЗ с водителем и своего зама Грибова Н.Ф., моего внештатного инспектора, мне в помощь. Я поблагодарил его и мы втроем поехали на место, где произошло нападение и откуда угнали КАМАЗ с картошкой. Я осмотрел место происшествия, составил протокол вместо следователя, нарисовал схему МП, следы предполагаемых преступников, все оформил как положено при понятых. Затем съездили к очевидцам, кто обнаружил пострадавшего. Поговорили с людьми. После этого мы с Грибовым Н.Ф. и водителем на а/м УАЗ поехали по следам КАМАЗа.

Похоже было, что у КАМАЗа был открыт задний борт, так как картошка всю дорогу сыпалась на дорогу, найти по следам КАМАЗ не составило большого труда. По следам протектора шин автомобиля, да по просыпанной картошке мы его быстро нашли, КАМАЗ уехал примерно за 5 км от места происшествия, где было совершено нападение на водителя. Вся дорога была усеяна картошкой. КАМАЗ был с полуприцепом, неизвестные преступники его загнали в лесную болотину, где он и застрял, в кузове полуприцепа картошки практически ничего не осталось, все 8 тонн картофеля оказалось на дороге, часть его раздавлена.

Я осмотрел КАМАЗ при понятых, составил протокол осмотра, затем внимательно исследовал оставленные следы в грязи двух преступников, зарисовал их, снял размеры. Следы неизвестных вывели из леса в поле, где мы их и потеряли. Мы сели в УАЗ и поехали обратно в д. Кораблево. Времени было уже около обеда. В это время в д. Кораблево вернулся из больницы ивановский водитель КАМАЗа, у которого голова была полностью забинтована, лицо в синяках, один глаз заплыл, опух, видимо ему хорошо досталось от бандитов. Я опросил его, записал показания в протокол допроса, описал по возможности приметы преступников. Хоть и была ночь, но водитель кое-что запомнил из примет преступников. Преступники были из местных, деревенские, как сказал водитель, деревенский говор и местный жаргон никуда не денешь, оба молодых парня, один высокий, другой пониже. И тот и другой были в пьяном виде. И скорее всего один из преступников водитель, так как смог управиться с КАМАЗом. И одна из главных примет, один из преступников имел светлые волосы, почти белые. Этого его и выдало.

По приметам я быстро установил этого «бандита», а вскоре и его подельника. Больших трудов мне не составило, сложность заключалась лишь в том, что их еще нужно было найти. Дома их не оказалось. От местных жителей я узнал, что накануне преступления они пьянствовали, один из них, тот что с белыми волосами, высокий, работал в колхозе водителем на грузовике. Характеризовались они довольно отрицательно. Оба проживали в д. Кораблево с родителями. К концу дня мы нашли одного из них, того, у которого белые волосы. Он сначала отпирался, а когда водитель КАМАЗа опознал его и по внешнему виду и по голосу, то преступник отпираться перестал, во всем признался и сдал второго «бандита», после чего он повесил низко голову и стал жалким на вид. Я надел ему наручники на руки и мы с Грибовым Н.Ф. повезли его в отдел. Свой служебный мотоцикл «Урал» я пока оставил у конторы колхоза. Второй преступник скрылся, но родственникам я оставил повестку, сказав, чтобы он по-хорошему явился завтра сам в отдел милиции.

Приехали мы в отдел милиции в 18-30, оформил все материалы о его задержании и поместил задержанного в камеру к остальным задержанным за преступления и арестованным. Следователь сразу же возбудил уголовное дело на группу лиц, им вменили тяжкое преступление- разбойное нападение. Доказательств было предостаточно. После того, как я освободился немного от этого дела, я спрашиваю у своего помощника дежурного, ну как сводил бродягу к прокурору для получения санкции на его задержание. Помощник мне ответил, что нет, не водил, так как у него просто не было свободного времени, работал один он и постовой, то и дело были звонки, выезжал с водителем дежурной машины по вызовам и поэтому не успел этого сделать, о чем я его просил. А мне было уже поздно идти к прокурору, так как его рабочий день давно закончился и он уже ушел домой. Меня конечно все это сильно возмутило, я говорю ему и что теперь делать, бродяга двое суток сидит в камере без санкции прокурора, это же грубое нарушение закона и прав человека. За это нас с тобой по голове не погладят.

Я конечно понимал помощника, он тут «крутился» один на все четыре стороны, ему тоже здесь из сотрудников мало кто помогал, когда выезжал на вызова, иногда сажал за пульт в дежурную часть постового милиционера, чего делать также нельзя, иногда просил посидеть за пультом других сотрудников отдела, хотя бы принять звонки, ответить по телефону, пока он выезжал на вызова. За мое отсутствие он навозил в дежурную часть больше десятка пьяных и хулиганов, которых ему еще надо было и оформлять. А вечером я взял дежурную машину и мы с милиционером-водителем поехали в д. Кораблево за своим служебным мотоциклом. В д. Кораблево мы навестили второго «бандита», который оказался дома, мы его собрали, посадили в машину «воронок» под замок, а я сел на свой служебный «Урал» и поехал за «воронком» в отдел милиции. Второго преступника оформили и поместили отдельно от первого в другую камеру, чтоб не сговорились. Весь день я был голодный, ни обедал, ни ужинал, когда работаешь по тяжкому преступлению, забываешь порой и о еде, такое было часто, утром позавтракал и до следующего утра.

Вечером мы с помощником по очереди выезжали еще и на семейные скандалы, за пьяными людьми. Вообщем дежурство было не из легких. Помню в те времена во время рейдов, которые организовывались руководством отдела по пятницам, работал весь личный состав в конце рабочего дня по охране общественного порядка в городе, и вот в такие дни в дежурную часть милиции доставлялось до 40 человек пьяных, хулиганов и семейных дебоширов. Иногда попадались такие буйные, что их приходилось вязать и отправлять в камеру для административно арестованных, а там уж их сами задержанные в камере успокаивали.

Время за полночь, а мы с помощником все сидим с бумагами и до 2 часов ночи оформляли материалы на задержанных. После двух ночи мы решили немного отдохнуть, да нам и так положено за ночь 4 часа поспать, конечно по очереди. Но тут какая может быть очередь, если в 6 часов утра уже вставать. Утром нужно будет выводить арестованных из камер в туалет, готовить документы на сдачу дежурства, заполнять все журналы и книги, проверять оружие в оружейке и боеприпасы, наводить порядок в дежурной части.

Мы с помощником были сильно измучены за это дежурство, без отдыха и еды и так далее, и поэтому сразу отрубились. Спали на простых деревянных скамейках, что-нибудь сунешь под голову и в шинели на спину, а иногда на бок, но спать на боку на жестком плохо, так и мучаешься всю ночь, условий для отдыха никаких не было.

В 6 часов утра просыпаемся, слышим кто-то нам звонит в звонок у входной двери с улицы, на ночь мы входную дверь всегда запирали изнутри на щеколду. Я иду открывать дверь, помощнику сказал, чтоб немедленно садился за пульт. Открываю дверь, и вот пожалуйста, закон подлости, приехал с проверкой боеготовности отдела проверяющий из УВД Ивановской области. И ни какой-нибудь простой офицерик, а самый настоящий полковник милиции, заместитель начальника УВД области товарищ Мамихин, если кто-то его помнит из сотрудников. Я представился ему как положено, доложил обстановку, быстро застегнул галстук, пуговицы на кителе и проводил его в дежурную часть.

Полковник милиции Мамихин дал мне команду поднять весь личный состав отдела по тревоге, то есть объявить тревогу «Сирена» и стал следить за нашими действиями. Я достаю план из сейфа по тревоге «Сирена» и мы начинаем оповещать всех сотрудников по плану. Звоним в охрану, даем дежурному наряду команду оповестить ряд сотрудников, звоним начальнику милиции и всем замам. Звоним по квартирным телефонам сотрудникам, у кого телефоны дома есть и одновременно им даем команду, кого по пути нужно оповестить и поднять. Времени на это дается немного. Со своей задачей мы с помощником успешно справились, так как поднимать личный состав по тревоге нам было не впервой. Личный состав стал прибывать, первыми прибыли руководство отдела, так как им мы сообщили в первую очередь. А в течение часа прибыла большая часть личного состава милиции, не прибыли только те, кто был в отпусках, на дежурствах, на учебе.

Пока личный состав прибывал проверяющий из УВД спросил у меня, как мы за сутки поработали, сколько задержано преступников, хулиганов и пьяных. Я доложил ему как положено, он попросил меня проводить его в ИВС и посмотреть, как содержатся задержанные и арестованные и все ли на месте. Я взял список задержанных, и ключи от дверей камер. Нас встретил постовой, я передал ему ключи от дверей камер и попросил по очереди открыть двери всех 4 камер. Он посмотрел, я ему объяснил, кто за что задержан и арестован, и честно признался, что у нас еще в камере есть иногородний бродяга, который содержится уже 2 суток без санкции прокурора и что не по моей вине. Полковник проверил все и мы вернулись в дежурную часть, после этого он ушел в кабинет к прибывшему в отдел начальнику милиции Щадрину С.Ф..

Я вспомнил, что в 2 часа ночи, перед тем, как лечь отдыхать, я все-таки расписался в книге приема-сдачи дежурств, так как посчитал, что сутки дежурства почти закончились, и какая-то проверка вряд ли будет, а утром я свожу бродягу к прокурору и он наложит санкцию на его задержание. Не зря же существует закон подлости, я поспешил расписываться в книге, а проверяющий как с неба свалился. Думаю, будь что будет, может как-то отпинаюсь, все знали, в том числе и начальник милиции, что виновник во всем этот не я, а тот дежурный РОВД, который дежурство мне не сдал и своего бродягу не санкционировал. Мало того, я целый день в одиночку работал по тяжкому преступлению, за сыщика, за следователя, эксперта-криминалиста и за себя лично, раскрыл разбойное нападение, задержал преступников, у меня уважительная причина. Меня к награде представлять нужно, а не наказывать, сыщиков бы за это раскрытие тяжкого преступления руководство отдела обязательно бы премировало.

Когда собрался весь личный состав, нас офицеров собрали в ленинской комнате, где обычно проводилась оперативка, здесь в присутствии проверяющего УВД Ивановской области начальник милиции Щадрин С.Ф. объявил мне выговор с занесением в личную карточку или дело за то, что в мое дежурство сидит бродяга в камере уже 2 суток и я не принял мер к санкционированию его задержания у прокурора района. Я пытался возразить и оправдаться, что виновник не я, что это косяк старого дежурного и что я сам не в состоянии был это выполнить, так как начальник отдела сам отправил меня во время дежурства одного без опергруппы на раскрытие тяжкого преступления. Но он меня и слушать не хотел. Когда проверяющий уехал, мне действительно начальник милиции вкатил выговор с занесением в личное дело. Это был единственный выговор за всю мою более, чем 25-летнюю службу в МВД. За свою службу я не раз сталкивался с несправедливостью со стороны руководства отдела, и впредь я делал все как положено по Закону, чтоб подобных случаев не возникало. А тот офицер, который не сдал мне дежурство, которое просто бросил, оставив все своему помощнику, был тогда старше меня по службе и званию, и был любимчиком у начальника милиции. Окажись я на его месте, мне бы сразу вкатили выговор, устроили бы суд чести, мало того могли бы просто выгнать из органов милиции, а ему все сошло с рук. И этот сотрудник также как и я дослужился до пенсии и даже за весь период службы не сызволил передо мной извиниться.

Разбойное нападение на водителя КАМАЗа.

Щадрин С.Ф., Блинов Н.В., Дидио Е.Л. (Щадрин С.Ф. закончил службу в должности зам. министра МВД в звании генерал-полковника милиции)

А в отношении двух молодых людей, совершивших нападение на водителя КАМАЗа следствием было возбуждено уголовное дело за разбой и они понесли заслуженное наказание. Этот случай раскрытия разбойного нападения мне запомнился особо, так как это было связано еще и с моим единственным выговором за время моей службы. Разве такое когда-нибудь забудешь. Такая память на всю жизнь.

Ветеран МВД Волков А.Ю.

Картина дня

))}
Loading...
наверх