Популярные публикации

Последние комментарии

  • Любовь Баусова (Пухова)
    Давным-давно я уже не ученица, и не собираю новенькие тетради, учебники, свежими типографскими красками пахнущие, не ...Сегодня Первое
  • Сергей Гладков
    Наша первая учительница. 1963 г.Юбилярша встречала пирогами
  • Сергей Гладков
    Кстати, о западных либералах. Александр Алексеевич имел привычку во время уроков отлучаться минут на 10-15, давая нам...Ватники

Тетрадь воспоминаний (по воспоминаниям Лукичёвой Агнии Ивановны)

   Моя юность прошла в предвоенные годы. В 1933 году я училась в 5 классе в Шапошниковой школе. Это было очень красивое здание, двухэтажное, на берегу Волги. 5-х классов было четыре: 5-а; 5-б; 5-в; 5-г, и в каждом по 40 и более человек. А школы располагались в купеческих домах и для школьных занятий не были приспособлены.

Были очень узкие, как в вагоне коридоры,  а с обеих сторон классы. Когда прозвенит звонок с урока, ученики выйдут из классов, то учителю с журналом с первого этажа было трудно добраться до учительской, которая размещалась на втором этаже. Да еще была винтовая лестница, по которой мальчишки катались. В общем, в школе было, как в улье.

 

              Шапошникова школа

     Учителя были в основном пожилые, пришедшие из начальных классов, с высшим образованием немногие. Предъявлялись очень большие требования к учащимся. Не все их выдерживали, ежегодно многие оставались на второй год в том же классе, даже если у ученика было «плохо» только по одному предмету.

1938 г. Воскресенский Владимир Дмитриевич - учитель географии

   Часто бывало так, что ученик просидел в одном классе по два года, а результат прежний, его оставляли и на третий год.

   Такие ученики отсеивались, ведь обязательное образование было только в начальных классах, а дальше хочешь – учись, хочешь – не учись. К седьмому классу оставались три параллели: 7-а; 7-б; 7-в. Седьмой класс был выпускной, после которого многие поступали в техникумы, училища, ФЗО (фабрично-заводские образование). Многие бросали школу.

  В восьмой класс к нам прибывали ученики из сельских школ. В селе к тому времени уже были семилетки.

  Сельским ученикам было особенно трудно, так как жили они на частной квартире с хозяйкой. Автобусов ведь не было, поэтому на выходной домой ходили пешком 15-20км.

  В это время осуществлялось только начальное образование. Начальные школы открывались чуть ли не в каждой деревне. Детей было в деревнях много. Учителей требовалось немало. Многие ушли в учителя, окончив 8 классов. Их брали в школы с условием, что они будут учиться заочно в педучилище. И учились, окончили не только училище, но и ВУЗ. Эти учителя составляли «золотой» фонд учительства. Ну а мы продолжали учиться.

  В 10-м классе я училась в 10-б, нас было 17 человек, а в 10-а больше, 20-25 человек. Для 10-б классная комната была очень маленькая, тесная, больше 17 человек она и не вмещала. В старших классах мы учились в Перевозчиковой школе.

  1939 год… 10 класс, выпускной и прощай школа! Чтобы сшить платье к выпускному вечеру, многие провели ночь у раймага. Сказали, что привезли ткани, завтра будут продавать.

  Очереди за мануфактурой были огромные. В руки давали по 6 метров. Многим ткани не доставалось, хотя в очереди стояли близко. Как только открывался магазин, толпа хлынула вперед, давя друг друга, и кто был последним, оказался впереди. В то время, в 1939 году, с продуктами было нормально, а вот промтоваров совсем не было.

  Мы одевались все одинаково: черная сатиновая юбка-клеш и белая полотняная блузка. Но на выпускной бал хотелось одеться понаряднее, праздник все-таки. Наши родители нашли выход, на бал пришли все в новом и красивом. Все мы по окончании школы мечтали поступить в ВУЗы и продолжить учебу. В институт большинство учащихся поступило. Особенно молодцы - наши ребята.

  1 сентября 1939 г. начали учебный год в новых учебных заведениях, но мальчикам недолго пришлось поучиться. В октябре вышел приказ: всех ребят с первых курсов отправить в армию. Их отправили служить и почти всех их мы больше не увидели. Они попали на границу, а в 1941 году началась война. Они приняли бой первыми. Пали смертью храбрых: Пакин Александр, Ганин Александр, Лазарев Михаил, Осин Илья, Страхов Николай и другие.

  Приближение войны чувствовалось во всем, хотя мы тогда по молодости этого не понимали, или не хотели верить, что будет война. Но, то и дело провожали мужчин в военные лагеря на переподготовку. А нас готовили к войне еще в школе. Были уроки военной подготовки для мальчиков и девочек вместе. Нас учили стрелять, пользоваться противогазом, оказывать первую помощь раненым.

  Во внеурочное время были занятия для сдачи норм ГТО (готов к труду и обороне), ПВХО (готов к противоздушной и химической обороне), ГСО (готов к санитарной обороне). Кто получил такие значки, гордились ими, их носили.

  Были практические занятия. Помню, как нас поместили в закрытое помещение и сказали, что в нем отравляющий газ. Мы в противогазах с полной верой и ответственностью выстояли в этом «сарае» до отбоя, а там гадали, был ли этот газ. Скорей всего нас обманули, но это были учения. Мы пели: «если завтра война, если завтра в поход, будь сегодня к походу готов». К походу нас тоже готовили. Часто маршировали на стадионе, а потом итог – поход до Сеготи, туда – 15км, обратно – 15км, это уже не строем, а кто как умеет. Только вот потом в зале проверяли ноги, у кого стерты, ходьба не засчитывалась. Помню, как «оказывали» первую помощь «раненым». Бегали с носилками, кого встретим, тащим в «медпункт», а «раненые» ничего не знают и ругают нас.

  В школьном расписании было много уроков физкультуры, мы много занимались спортом. Наш учитель физкультуры Михаил Изосимович Ковалев всегда был с нами на уроках и вечером. Но если его не было, а мы пришли в спортзал заниматься, то всегда могли взять ключ у технички. Михаил Изосимович был великий труженик и изобретатель. Он любил детей и свой предмет, вел спортивные кружки. На всех вечерах, гуляньях спортивные номера были главными в программе. Особенно в те времена были в моде пирамиды двух и трехэтажные. Так красиво. На демонстрации в праздники 1 мая и 7 ноября физкультурники шли в белых костюмах. Это эффектно и дешево, белую ткань достать было легче. Телевизоров не было, поэтому все свободное время молодежь тратила на занятия спортом.

  После школы зимой уроки выучить и скорее на лыжи. Но лыжи стоили дорого, а люди жили небогато, купить лыжи имела возможность не каждая семья.

  У нас в школе были уроки труда и не мало, было два цеха: столярный и слесарный. Столярный цех возглавлял наш учитель Поляков Николай Иванович. Он научил учеников пилить, строгать и т.д. Делать табуреты, парты, рамы, причем девочки тоже, вместе с мальчиками занимались этим. Слесарному делу учил Люлин Федор Иванович. Обучение мастерству было на высоком уровне.

  Поэтому ребятам не трудно было сделать лыжи самим. Катались на своих лыжах или санках с гор, а если кто доставал большие сани, то вот была потеха! Верхняя Окулиха, Нижняя Окулиха – так назывались улицы в старом Пучеже. Так с Верхней Окулихи к Нижней по крутой горе скатится было вообще блаженство.

  На реке Пушавке был благоустроенный каток. Он никогда не был пуст. Катались на коньках, которые привязывали к валенкам веревками и закрепляли деревянным клячём. Недалеко от катка были сделаны горки, с них в основном катались мальчики.

  Для рабочей молодежи был спортивный зал при клубе им. Воровского. Там велась большая спортивная работа, юноши и девушки занимались в зале, была футбольная команда. Часто проводились соревнования между рабочей и учащейся молодежью по бегу прыжкам, лыжам, ходьбе. Летом любимым видом спорта был волейбол. Играли все. Волейбольные площадки были в госбанке, суде, пожарном депо, милиции, в пионерском клубе, в летнем парке, в школе. Служащие работали до 16 часов, играли после работы, играли в обеденный перерыв. А мы играли на всех площадках, узнавали, где играют и шли туда, вставали вместо с проигравшей команды.

  Старый Пучеж был исключительно компактный. Все учреждения были неподалеку друг от друга. В те годы летом к нам часто приезжали на гастроли артисты Кинешемского драмтеатра им. Островского. Они привозили огромный репертуар, жили на квартире (у Шараповых на Нижней Окулихе).

  С артистами мы тоже играли в волейбол на площадке в летнем парке. Мы больше проигрывали, но был большой азарт и желание победить.

  На волейбольную площадку шли не только те, кто пришел играть, но и те, кто пришел поболеть или встретиться с друзьями. Тут же молодые общались, знакомились, влюблялись. А вечером танцы под духовой оркестр в городском саду. Так было торжественно. А летний парк – это же жемчужина, он был исключительно красив и удобен. Масса цветов, площадка для танцев, беседка для духового оркестра, большой читальный зал, бильярд, буфет, детская площадка, качели. Гуляли не только молодежь, но и взрослые.

 

                                      Вход в городской сад

  Волга была неширокая, спокойная, вода в ней проточная, чистая. Лодки были почти в каждом доме. Возьмешь весла, сядешь в лодку и через 10-12 минут – на той стороне. А там такие пляжи: белый песочек, вода теплая, сначала неглубоко, потом поглубже. Купаться прелесть!

  Главный пляж благоустраивали. Среди пляжа рос тальник, в нем вырубали аллеи, делали скамеечки и столики. Покупался – ложишься отдохнуть. У кого не было лодки, ехали на пароме, который ходил часто. Можно было купаться и на этой стороне, была купальня.

  Волгу переплыть было трудно, хотя находились смельчаки – переплывали. Но на Волге было много островов и немаленьких. Мы плавали до острова. Устанешь пока плывешь, но казаться слабаком не хотелось. На острова ездили варить уху, собирать ежевику, шиповник.  Острова – наше богатство. Сколько получали сена, дров, ягод. На островах сенокосили, не только те, кто жил рядом, а приезжали из далеких деревень. Ставили стога, а зимой перевозили домой.

   Впоследствии, в войну острова нас здорово выручали, особенно «Витязь», «Волчок». Мы сделали раскорчевку и на этих землях выращивали овощи, картофель, сеяли просо. Просо было желтое и красное, его на мельнице обдирали, получали пшено, варили кашу.  

   На заливных землях урожаи были отменные. Но и работы было много. Все свободное время на посадках, а потом урожай справить домой трудно.

  Наше поколение вообще пережило много плохого. Восстанавливали разрушенное Гражданской войной хозяйство, пережили страшную войну 1941 – 1945г., а затем снова восстанавливали разрушенное хозяйство. Строили города, фабрики, заводы, рудники.

  Все пережили, потому что росли всегда в движении, на свежем воздухе, были здоровы. Все, чему учили нас в школе, впоследствии пригодилось.

  Я была школьницей, а мой брат студентом. Студенты приезжали на каникулы, и сразу в Пучеже становилось весело. Студенты сами развлекались и привлекали другую молодежь. У них был студком, который составлял план по проведению каникул.

 

           Малков Константин Дмитриевич

   В составлении плана и его осуществлении активное участие принимал заведующий клубом им. Воровского К.Д. Малков. Константин Дмитриевич был человек деятельный, работу клуба старался разнообразить и не упускал случая использовать приезжего человека из другого города в делах клуба. Он всех знал, знал к кому кто приехал, какие у приезжего таланты. Если ты партийный работник – прочитай лекцию, если владеешь музыкальным инструментом – дай концерт. Это теперь лекции не читают, информации много, а тогда на лекции хотели узнать что-то новенькое. Студенты приезжали из больших городов, причем передовая часть молодежи. В свои планы они включали встречи с учащейся и рабочей молодежью и, конечно, спорт. Зимой прогулки на лыжах до островов, катались на коньках, летом волейбол, пляж, выход в «горы» с патефоном. «Горы», так назывался гористый берег Волги, там были хорошие площадки для танцев.

  Ребята-школьники вино вообще не пили. Если бы кого увидели пьяным, было бы ЧП, на него бы потом долго показывали пальцем. Общественное мнение было велико. Студенты один раз летом устраивали «гастроль» - это вечер ребят с выпивкой. Девочек на «гастроль» не приглашали, считали неприличным.

  Такой вечер устраивался после того, как придет баржа с солью. Группа студентов выгружала соль, получала деньги за работу, часть из них шла на «гастроль». У родителей денег на вино не просили, знали, что лишних денег нет. В другие дни все были трезвые.

  В Пучеже был замечательный народный театр. Играли пьесы Островского и современных по толку времени авторов. Артисты были единомышленниками К.Д. Малкова. Студенты смотрели спектакли, потом шло обсуждение. Мы тоже участвовали в программе студентов.

  Один раз летом, когда на фабрике был отпуск, ездили на барже на природу. Ехали в основном рабочие фабрики, но приглашались все желающие. На той стороне Сокольского есть большая поляна. Туда приезжали рабочие Юрьевецкой фабрики, пучежской фабрики и Соколята – три района. Соревновались в спорте молодые, а для пожилых устраивались аттракционы. Труд и обратно ехали с песнями. А песни тоже были о спорте. В них прославлялись смелые и большие люди, пели про радость боевых побед и, конечно, про Стеньку Разина.

  Раздолье – песня и Волга! А все это возглавлял неутомимый, замечательный человек Константин Дмитриевич Малков. Он дирижировал, сам запевая, заражая энтузиазмом других.

 

                    В парке

 

                   Волжский берег.  Фото 1941г

Записано со слов автора. 2007 год.

Популярное в

))}
Loading...
наверх