Популярные публикации

Последние комментарии

  • Любовь Баусова (Пухова)
    Давным-давно я уже не ученица, и не собираю новенькие тетради, учебники, свежими типографскими красками пахнущие, не ...Сегодня Первое
  • Сергей Гладков
    Наша первая учительница. 1963 г.Юбилярша встречала пирогами
  • Сергей Гладков
    Кстати, о западных либералах. Александр Алексеевич имел привычку во время уроков отлучаться минут на 10-15, давая нам...Ватники

Савватин Николай Петрович. В Блокаде

   Весной 1942 года нас, семнадцатилетних, призвали в армию. Набралось нас в Пучеже тридцать пять человек, все парни как на подбор: рослые, здоровые. Решение комиссии было: на флот. Мы были довольны – о флотской службе каждый и вслух, и в тайне мечтал.

   Эшелон формировался в Иванове. Здесь собралось более девятисот наших сверстников из всех районов   области, из областного центра.

Ждали погрузку, гадали, куда направят – на Тихоокеанский флот или на Балтику. Наконец, отправились. За окнами проплыли приземистые станционные строения, кубовая, сады с распустившимися, но успевшими уже задымиться цветущими деревьями, домики пригорода. Эшелон шёл на запад. Миновали Вологду, Тихвин, незадолго до этого освобождённый нашими войсками и хранивший следы пребывания в нём фашистов и двинулись дальше, всё более удаляясь от своего края.

   Эшелон шёл медленно, подолгу простаивая на узловых станциях, на перегонах, пропуская вперёд тяжело груженные составы или встречные смешанные поезда. До Волхова добирались неделю, заночевали в нём и ранним утром двинулись дальше. Однако едва миновали ГЭС и углубились километров на пять в подступающий плотно к колее лес, как были остановлены: солдат из службы воздушного наблюдения, не слишком вдаваясь в подробности, потребовал освободить вагоны. Кто в чём был, мы попрыгали из теплушек, и эшелон тут же ушёл. Выбравшись из болота на насыпь, мы пошли пешком. Вскоре до нас донеслись звуки как бы отдалённой грозы, никто не придал этому значения, а через десяток километров мы увидели то, что осталось он нашего эшелона: дымящиеся остовы вагонов. Это была первая встреча с разрушительной силой войны, начало нашей флотской закалки.

   Конечный пункт нашего путешествия – Ладога. Отсюда через Ладожское озеро нас переправили на Финляндский вокзал Ленинграда. Однако немногие из вновь прибывших остались в нём: через два дня значительная часть пополнения была на катерах переправлена в Кронштадт. Мне и нескольким землякам-ивановцам посчастливилось попасть в дивизион катеров – морских охотников. Началась служба.

 

 В короткий срок мы освоили материальную часть вооружения катеров и стали комендорами. В задачу дивизиона входило сопровождение транспортов на острова Сескар, Пенисари и Лавенсари, расположенные в Финском заливе, далеко в тылу у немцев. Дивизион успешно справлялся с этой задачей, в нескольких походах довелось участвовать и мне.

  Когда Финский залив покрылся панцирем льда, и плавание стало невозможным, экипажи кораблей были направлены в бригады морской пехоты, на береговые батареи. Я попал на «Ораниенбаумский пятачок», на знаменитый форт «Красная Горка».

 

  Наступательный порыв гитлеровцев, штурмовавших Ленинград, иссяк 19 сентября 1941 года. Фронт замер, коснувшись на западе городских предместий. Тесная блокада оборвала все сухопутные коммуникации, связывающие город со страной.

   

   А на непокорный «пятачок» фашисты продолжали наседать, пытаясь сбросить в море ослабленные части 8-й армии и Ижорского сектора обороны, завладеть мощным фортом. Этот плацдарм очень мешал им в планомерной осаде Ленинграда, к которой они вынуждены были перейти, а тяжёлые батареи форта не давали осуществлять контроль за морскими подходами к Кронштадту. Защитники плацдарма выдержали натиск, в сентябре 1941 года фронт стабилизировался и здесь. Это дало возможность командованию перебросить с «пятачка» в Ленинград остатки 8-й армии, сформировав вместо них Приморскую оперативную группу, которая и обороняла плацдарм.

   Наступил 1943 год.  Мы чувствовали, что исход Сталинградской битвы скажется на положении дел под Ленинградом. Ошиблись мы в одном: события начавшиеся в январе 1943 года, не коснулись непосредственно Ижорского сектора и Приморской оперативной группы. В них участвовали 67-я армия Ленинградского фронта и 2-я ударная армия Волховского.  В результате их действий блокада Ленинграда была прорвана. Вдоль южного побережья Ладожского озера образовался коридор шириной до 11 километров. На отвоёванной у врага земле была проложена железнодорожная колея, и 7 февраля 1943 года на Финляндский вокзал прибыл первый состав, доставивший военные грузы и продовольствие.

   

  Как ни велико было значение прорыва блокады, это не снимало всех трудностей, вызванных осадой.

Мы чувствовали, что основная цель – полное снятие блокады – уже недалека, и вскоре убедились в этом. Перед нашим артиллерийским дивизионом была поставлена задача: обеспечить перевозки войск 2-й ударной армии из Ленинграда на Ораниенбаумский плацдарм. В ночь на 5 ноября мы совершили упреждающий огневой налёт по выделенным целям. Удар оказался неожиданным для немцев, и они почти не обстреливали Ораниенбаумский порт. А туда прибывали и прибывали, пользуясь тёмнотой ночи, войска и техника. Сразу после высадки они занимали отведённые им места и тщательно маскировались.

   Скрытность этой операции ввела в заблуждение немецкое командование. Там создалось впечатление, что мы, наоборот, перебрасываем часть войск с «пятачка» в Ленинград. Это имело большое, если не решающее, значение в предстоящей операции.

   Утром 14 января 1944 года артиллерийский залп невиданной силы потряс воздух. Это ударили орудия Ораниенбаумского «пятачка». Настал час расквитаться за всё с фашистами.

   Через час после начала артиллерийской подготовки войска 2-й ударной армии перешли в наступление. Мы поддерживали их огнём, подавляя огневые точки и пункты сопротивления противника. Залп следовал за залпом, тяжелые снаряды батарей форта, разрываясь в расположении немцев, поднимали высоко в воздух фонтаны земли, рвали укрепления, разрушали огневые позиции. Фронт был прорван.

   На следующий день сполохи огня замелькали от южных окраин Ленинграда до Пулкова: это начали наступление войска, находившиеся в городе. В ночь на 20 января ораниенбаумцы встретились с ленинградцами и продолжили наступление. 26 января они освободили Гатчину. Со взятием этого района была сокрушена вся система вражеских укреплений под Ленинградом. С блокадой было покончено.

   В этих боях принимали участие и наши земляки-пучежане. Здесь погиб А.Шубарев. Сменив пушку на пулемёт, пошёл в бой и был ранен А.Рыбаков. Защищали город на Неве А.Огоньков, А.Михайлов, Ф.Бобылев. В составе 1-й гвардейской бригады железнодорожной артиллерии наводчиком 130-миллиметрового орудия принимала участие в обороне и снятии блокады Ленинграда наша землячка из деревни Лукино Сеготского сельского Совета Р.Охапкина.

Прошло сорок лет, но события тех дней свежи в памяти.

Савватин Николай Петрович, газета «Пучежские вести» от 25.01.1983 г.

Популярное в

))}
Loading...
наверх