Последние комментарии

  • Любовь Баусова (Пухова)
    Давным-давно я уже не ученица, и не собираю новенькие тетради, учебники, свежими типографскими красками пахнущие, не ...Сегодня Первое
  • Сергей Гладков
    Наша первая учительница. 1963 г.Юбилярша встречала пирогами
  • Сергей Гладков
    Кстати, о западных либералах. Александр Алексеевич имел привычку во время уроков отлучаться минут на 10-15, давая нам...Ватники

Как я оказался на службе в Пучежской милиции.

     

      Конец ноября 1977 года. После демобилизации из ВМФ я прибыл на родину в Сокольский район. Приехал в райцентр вставать на учет в  РВК, затем прописываться в Сокольский РОВД, где меня тут же пригласил к себе в кабинет начальник милиции капитан Ильин В.Д. и предложил мне пойти к ним на службу в уголовный розыск, так как на тот момент там была вакансия.

В то время в уголовном розыске работал  старшим инспектором Лапшин Н.Г., второй сотрудник Суховерхов А.В. перешел работать в ГАИ.

   Я поблагодарил Ильина В.Д. за предложение, но от службы в МВД отказался, так как у меня были другие планы. Я собирался поступать в г. Москву в  институт по специальности биология-охотоведение. Еще во время службы на северном флоте я решил стать охотоведом и уже оттуда написал письмо в Московский пушно-меховой техникум, но позже узнал, что там есть и ВУЗ по данному профилю, решил поступать туда.

    Еще во время службы на флоте я вступил в коллектив военных охотников  воинской части и получил охотничий билет ВВОО. В начале 1978 года, когда я пришел в Сокольское районное общество охотников вставать на  охотничий учет, в это время там находился старший охотовед госохотинспекции Гусев В.Г., который во время разговора заинтересовался мной и неожиданно для меня предложил мне работу охотоведом районной службы охотнадзора.

     Я ему пояснил, что я собираюсь поступать в институт на охотоведа. Но Гусев В.Г. сказал, что ничего страшного, там есть заочное отделение, и если я пойду к ним на службу, то при поступлении получу направление в институт из областной госохотинспекции и буду иметь преимущество при поступлении перед другими абитуриентами. Я сказал, что подумаю и все взвешу. Написал в институт письмо и поступил на 9-ти месячные очно-заочные подготовительные курсы.

     Спустя некоторое время я приехал снова в райцентр  п. Сокольское, зашел к охотоведу Гусеву В.Г. и дал согласие на  службу в должности охотоведа  госохотинспеции по Сокольскому району. Для этого мне пришлось лететь на самолете АН-2 из Сокольского аэропорта в г. Иваново в Госохотинспецию при Ивановском облисполкоме. Там я подал заявление и все необходимые документы, где меня уже ждали, так как  старший охотовед Гусев В.Г. обо мне уже позаботился.

   Вернувшись в  пос. Сокольское я приступил к исполнению служебных обязанностей, старший охотовед Гусев В.Г. стал моим учителем и наставником в охотоведческой деятельности, который на этой должности к тому времени отработал более 10 лет и был уже профессионалом своего дела.   Гусев В.Г. был честный, неподкупный, смелый и порядочный во всех отношениях человек. В Ивановской области он  среди  охотоведов всех районов области был на хорошем счету, всегда по результатам деятельности был в лидерах, занимал первые места по выявлению  охотнарушений в районе и возмещению причиненного ущерба госохотфонду. В его бытность в  лесах и других охотугодьях  Сокольского района был полный порядок.

    Гусев В.Г. разделил территорию Сокольского района на две равных части, за мной закрепил южную часть района, от райцентра до границы Городецкого и Ковернинского районов Горьковской области, а себе оставил не менее сложный участок, т.е. всю северную часть Сокольского района от райцентра до границы с Макарьевским районом Костромской области, где находился Сокольский госзаказник. Но все это было условно, во все части района мы часто с ним выезжали вместе. Гусев В.Г. за короткое время научил меня азам охотоведческого мастерства, после чего я быстро создал свою постоянно действующую оперативную группу.

      В мою группу входили 2 егеря Пучежского РООиР, и общественники-охотники. Среди них постоянным участником рейдовой группы был охотник-общественник Липин М.Н. на тот момент работавший корреспондентом в районной газете «Сельская Новь». Из егерей общества  Лебедев Д.И. из с. Георгиевское и Черняев А.А. из с. Дресвищи. В моей опергруппе постоянными участниками были инспектор ЛРС   капитан милиции Лапшин М.Д. и участковый инспектор лейтенант милиции Лебедкин М.. В совместных рейдах участие принимали и инспекторы  рыбнадзора по Сокольскому участку Матвеичев М.П. и по Пучежскому участку Пряников В.А. и также многие охотники-общественники, такие как водитель ветеринарной станции Колесов Ипполит и другие.

     За короткое время мы с Гусевым В.Г.  неплохо поработали в охотничьем хозяйстве района, держали верх среди всех районов области, занимали всегда одно из первых мест в работе. В то время браконьерство в стране принимало небывалый размах и Сокольский район не стал исключением. До 1976 года охотничье гладкоствольное оружие, за исключением нарезного, в органах МВД не регистрировалось, пока не вышел закон по этому поводу, после чего все без исключения охотничье огнестрельное оружие подлежало регистрации.

    В то время незарегистрированного оружия в районе у людей было множество, с ним в основном и охотились браконьеры. Прошло совсем немного времени с этого события, когда я прибыл на службу в охотничий надзор. На наши плечи с Гусевым В.Г.  легла вся тяжесть борьбы со злостными нарушителями в охотничьих угодьях района.          Незарегистрированное оружие у браконьеров в охотугодьях  района мы  изымали пачками за рейд. Помню  только за один рейд в выходные дни, накануне открытия летне-осенней охоты  в районе урочища Маура на границе с Городецким районом нашей рейдовой группой было изъято 9  единиц охотничьего огнестрельного оружия, из которых только два охотничьих ружья, изъятые  у браконьеров,  были зарегистрированы в органах МВД, остальные 7 единиц оказались не зарегистрированы. Все изъятое браконьерское оружие нами сдавалось на хранение в Сокольский РОВД до принятия решения. Незарегистрированное оружие  впоследствии все конфисковывалось  полностью, зарегистрированное частично, в зависимости от тяжести совершенного браконьером нарушения и поведения владельца этого охотничьего ружья.

     Были случаи, когда  браконьеры пытаясь скрыться от нас в лесу, стреляли в нашу сторону из этих стволов дробью, вместе с нами в задержании их участвовали и сотрудники сокольской милиции, но мы браконьеров все равно  настигали и браконьерские ружья у них отбирали и оформляли изъятие как положено. За короткий промежуток времени работы с Гусевым В.Г. мы навели большой порядок в охотугодьях Сокольского района, но не судьба было долго нам с ним вместе  работать.  Вскоре этого замечательного человека постиг несчастный случай  возле его дома на улице Новошкольная районного центра в тот момент, когда он вернулся домой из очередного рейда.

     Накануне праздника 9 Мая 1979 года мы как обычно на праздничные и выходные дни выехали в рейд по борьбе с браконьерством. Гусев В.Г. поехал со своей рейдовой группой в северную часть района к егерям в Сокольский госзаказник, а я со своей группой на границу с Городецким районом. Рейд был запланирован на 2 дня. Вечером 9 Мая мы договорились с Гусевым В.Г. встретиться в назначенное время, так как проживали с ним по соседству и планировали чисто символически  отметить праздник День Победы. Для этого Гусев В.Г. пригласил меня к себе.

   9.05.1979 г. Гусев В.Г. приехал  в районный центр раньше меня. Я подъехал к его дому примерно через час после всех происшедших  событий. Гусева В.Г дома не оказалось, от его жены Риммы Павловны, которая тогда работала в бухгалтерии райисполкома, я узнал, что Гусева В.Г. только что избили возле дома пьяные хулиганы, сломали ему ногу и сейчас его увезли в Сокольскую райбольницу. В больнице ему наложили гипс на ногу и он оказался на больничном  целых  2 месяца.

    Мне стало известно, что сотрудники Сокольского РОВД, прибывшие на место происшествия, изъяли у Гусева В.Г. табельное оружие-пистолет «ТТ», с которым он выезжал в рейд. От него я узнал следующее. Напротив его дома  на рынке стоял пивной бар, мы тогда называли его аквариум или чапок. Вход в пивбар находился не со стороны рынка, а с улицы Новошкольная. Когда Гусев вернулся из рейда, то этот чапок все еще работал, хотя по режиму работы он должен бы уже закрыт. Время его работы истекло. Возле чапка и у дома Гусева на улице валялись пьяные мужчины, которые плохо себя вели, оправляли естественные надобности возле его дома.

   Вернувшись из рейда и поставив служебный мотоцикл «Днепр» в гараж, Гусев В.Г.  решил зайти в чапок и потребовать у работницы чапка закрыть работу этого питейного заведения, так как время работы чапка уже давно истекло. Но когда он зашел в него в охотничьей форме и потребовал закрыть заведение, находящиеся там пьяные мужики набросились на него драться, видимо кто-то из присутствующих в прошлом встречались ему как браконьеры и Гусеву приходилось их наказывать по долгу службы.

    В результате нападения Гусеву пришлось отбиваться от нападавших пьяных хулиганов и в результате чего он выбежал из чапка на улицу, пьяные хулиганы бросились за ним и напали на него уже на улице, сбили его с ног, стали пинать, сломали ему ногу. От сильной боли в ноге Гусев выхватил из кобуры табельный пистолет «ТТ» и направил ствол на  разъяренных хулиганов и закричал им: «Назад скоты, стрелять буду». Пьяные хулиганы испугались и сразу от него отступили. В этот момент работница  чапка вызвала на место происшествия сотрудников милиции, сообщив им о драке. Прибывшие сотрудники  изъяли пистолет у Гусева В.Г., вызвали  машину скорой помощи и Гусева увезли на ней в больницу.

     Ну а дальше все события развивались против  старшего охотоведа Гусева В.Г. Во время своей охотоведческой деятельности Гусев В.Г.видимо перешел дорогу первому секретарю РК КПСС Тюгину Н.А., так как часто пересекался с ним и его друзьями в охотничьих угодьях и не давал им безобразить, которые во время производства охоты не хотели соблюдать охотничье законодательство, считая, что им все дозволено. Охотинспектор Гусев В.Г. сдерживал людей при власти от браконьерства на лицензионные виды крупных охотничьих животных, таких как лось, медведь, кабан.

     Не буду называть пофамильно всех этих людей,  хоть  их уже и нет в живых, местные жители старшего поколения их прекрасно в районе знают. Для первого секретаря РК КПСС Тюгина Н.А. представился прекрасный случай расправиться с неугодным охотинспектором,  старшим охотоведом района Гусевым В.Г. На него по указке Тюгина было сфабриковано уголовное дело, конкретно  следователем Сокольского РОВД Клочковым В.А. Дело было возбуждено по тяжкому преступлению по статье злостного хулиганства с использованием   боевого оружия, которое Гусев фактически не применял, только достал его, чтоб как-то защититься от нападавших. Следственные органы решили по-своему, раз он достал  пистолет и направил на людей, значит он использовал его из хулиганских побуждений.

    Следствие длилось около 2 месяцев,  Гусев В.Г. все это время был на больничном с переломом ноги и передвигался только на костылях по дому, которая у него была в гипсе. Расследование проведено было необъективно, формально,  и вскоре с обвинительным заключением уголовное дело было направлено в суд.

     Суд  был скорым, еще не сняли гипс с ноги Гусева В.Г., еще не закончился у него больничный. В суде во время  судебного заседания ему вынесли приговор: 3 года лишения свободы в колонии общего режима и в зале Сокольского суда Гусев В.Г. был арестован и отправлен в места лишения свободы. Никакие положительные характеристики на Гусева В.Г. не помогли, его просто упрятали на зону. Человек пострадал во время нападения и его еще и незаслуженно осудили, по-другому с ним просто расправились. В то время все правоохранительные органы находились «под каблуком»  у партийной власти района. А хулиганы остались безнаказанны.

     Его супруга Гусева Р.П. сразу же обжаловала приговор Сокольского районного суда. Пока областной суд разбирался, пока назначил повторное судебное заседание, прошло 3 месяца. Гусев В.Г. отбывал в это время наказание в местах лишения свободы. Учитывая то, что Гусев В.Г. был осужден судом, с работы его из госохотиспекции Ивановской области уволили, и в районной службе  охотничьего надзора я остался один.

     Вскоре состоялся повторный областной суд, который пересмотрел дело в пользу осужденного и изменил статью уголовного кодекса, вмененную первоначально Гусеву В.Г. следователем, и со злостного хулиганства перешли на причинение легких телесных повреждений, так как Гусев В.Г. защищаясь от нападавших, якобы одному из хулиганов нанес повреждение головы.

     Областной суд присудил Гусеву В.Г. один год исправительных работ по 20 процентов с вычетом из зарплаты, после чего  Гусев тут же был освобожден из-под стражи на свободу. Учитывая то, что Гусев В.Г. отсидел в местах лишения свободы 3 месяца, этот срок ему зачли как один к трем, то есть списали сразу 9 месяцев, ему осталось отбыть наказание еще три месяца. На работе в областной госохотинспекции Гусева снова восстановили  в должности охотоведа и Виктор Геннадьевич вышел на работу.  

     На этом дело не закончилось. Узнав, что Гусев В.Г. освобожден из мест лишения свободы и восстановлен в работе, главный человек в Сокольском районе Тюгин Н.А. остался сильно недоволен и сразу же обратился в обком партии к первому секретарю Ивановского обкома КПСС Клюеву, чтоб осужденного к исправительным работам старшего охотоведа Гусева В.Г. с работы немедленно уволили. Не отработав и месяца Гусев В.Г. с работы был снова уволен и я опять остался один в охотнадзоре Сокольского района.

   Гусеву В.Г. пришлось немедленно куда-то устроиться на работу, так как он был осужден  к исправительным работам и он устроился истопником в котельную Сокольского  райисполкома, чтоб отбыть остаток наказания. После отбытия срока наказания Гусев В.Г. вынужден был покинуть родной дом и уехал в п. Верхний Ландех, где его назначили директором районной киносети и предоставили квартиру в 5-ти этажном доме.

    Не могу ничего сказать против начальника милиции Ильина В.Д., имел ли он какую причастность к сфабрикованному делу в отношении Гусева В.Г., но следователь Клочков В.А. сделал свое мерзкое дело, после чего сразу пошел на повышение. Его назначили начальником милиции в Приволжский РОВД, но  он там прослужил недолго, вскоре покатился по наклонной,  в отношении него самого было возбуждено уголовное дело за совершение должностного преступления и он был осужден к условной мере наказания и уволен из правоохранительных органов безвозвратно.

    Но партийные органы района  на этом не успокоились и стали  «копать» под Гусева В.Г. Из областного центра неоднократно приезжали следователи областной прокуратуры, представители обкома партии, которые пытались «накопать» на него  какой-нибудь компромат, чтоб убрать его за решетку. Был явный заказ правоохранительным органам. Меня неоднократно вызывали в РК КПСС, оказывали на меня всяческое психологическое давление, чтоб я на Гусева В.Г. дал какой-нибудь компрометирующий материал. И что интересно, вызывали ни куда-нибудь в правоохранительные органы, а  в Райком партии в  служебный кабинет Тюгина Н.А. и в его присутствии пытались на меня давить морально, предупреждая об ответственности.  

    Но от меня они конечно ничего не добились чего хотели, я охарактеризовал Гусева В.Г. как положительного и порядочного человека. Мало того я сказал им, что в районе надо еще поискать человека  порядочнее и честнее  Гусева В.Г., им такая характеристика явно была не нужна.

    Пока вся «каша» эта варилась, я  трудился не покладая рук в деле борьбы с браконьерством. В очередной раз летом незадолго от открытия  сезона летне-осенней охоты в районе мы с рейдовой группой выехали на все выходные дни  на границу с Городецким районом в браконьерские места. Группа наша была очень солидная, состояла из 12 человек, в которой были представители всех природоохранных служб трех административных районов. Участие в рейде приняли два сотрудника милиции: инспектор ЛРС капитан Лапшин М.Д. и участковый инспектор лейтенант Лебедкин М., два егеря Сокольского РООиР Лебедев Д.И. и Черняев А.А., три инспектора рыбнадзора Сокольского, Пучежского и Юрьевецкого рыбучастков Матвеичев М.П., Пряников В.А., Спиридонов В.С., 4 общественника-охотника, среди них был и корреспондент  районной газеты «Сельская Новь» Липин М.Н..

     Мы неплохо поработали за 2 суток рейда, изъяли 9 единиц огнестрельного оружия у браконьеров, несколько десятков браконьерских сетей, составили кучу адм. протоколов на нарушителей. И под конец рейда задержали группу браконьеров из 4 человек в урочище Лебедево Поле возле реки Мичи, которые производили незаконную охоту на уток. Среди них оказался первый  секретарь РК КПСС Тюгин Н.А., два председателя колхозов Гирин С.Ф. и Серпов и представитель из областного центра. Так уж получилось, что мне лично пришлось задерживать и обезоруживать самого главного человека в районе. А мои егеря и общественники задержали и обезоружили всех остальных нарушителей правил охоты.

   Когда мы доставили нарушителей в наш лагерь, где мы временно разместились на отдыхе в лесу у брата рыбинспектора Матвеичева М.П. из г. Горького, сотрудники милиции, оставшиеся в лагере были  просто шокированы, увидев Тюгина Н.А., потому что никак не ожидали такого поворота дел. Я вынужден составить на всех нарушителей протоколы, которые нарушители конечно подписывать отказались. За них расписались свидетели. Установив личности нарушителей мы вернули им охотничье оружие, сказав напоследок, чтоб немедленно прекратили безобразить в охотничьих угодьях.

     Первый секретарь райкома Тюгин Н.А. мне сказал при всех, что я с завтрашнего дня, т.е. с понедельника  больше на должности охотоведа работать не буду. Но я ему ответил, что там будет видно, буду я работать или нет, у меня в областном центре есть свой начальник, но нарушать охотничье законодательство в районе  никому не позволено.

     На следующий день в понедельник я пришел в служебный кабинет в районную службу охотнадзора, чтоб оформить материалы на нарушителей. Тогда мы охотоведы находились совместно с Сокольским  районным обществом охотников на 2-ом этаже старого купеческого дома на ул. Набережная. Председателем Сокольского РООиР был Смирнов В.Н, ранее работавший начальником аэропорта. Я сразу же позвонил в г. Иваново в областную госохотинспекцию начальнику ГОИ Волкову Е.В. и доложил о результатах рейда  и встрече с Тюгиным Н.А.. Начальник ГОИ Волков Е.В. сказал мне, что я там натворил и чтоб немедленно писал подробное объяснение и выслал вместе с ним все материалы на Тюгина Н.А. и его соучастников почтой.

     Я подготовил объяснительную в виде  рукописного текста на 3 листах и вместе с протоколами отправил почтой в г. Иваново в этот же день и стал ждать, что будет дальше. Первое время была зловещая тишина, с работы меня никто не увольнял. Я по-прежнему выполнял обязанности охотоведа  района. Примерно через неделю мне позвонили из райкома партии и сообщили, чтоб я немедленно явился к Тюгину Н.А. Я прибыл в назначенное время в Райком КПСС. У Тюгина проходило какое-то совещание, я присел в приемной, вскоре меня пригласили. Я зашел к нему в кабинет, там находились члены райкома. Тюгин потребовал от меня отчет о проделанной работе в Сокольском районе по линии охотнадзора. Я доложил ему о проделанной работе службой охотнадзора  с начала 1979 года и результаты последнего рейда, не указав их задержание.

    Выслушав меня, Тюгин Н.А. начал на меня «наезд», что я слабо работаю по борьбе с браконьерством в районе. Он  сказал, что ему постоянно поступает информация из разных источников, что в разных концах района браконьерят неизвестные люди. Я пытался ему объяснить, что наша районная служба охотнадзора одна из лучших в области и мы всегда занимаем лидирующие места по борьбе с браконьерством. Но он меня слушать не захотел. Он просто подъитожил, что работа в этом направлении проводится слабо и если я не наведу должный порядок в охотничьих угодьях  Сокольского района, то могу лишиться работы. Под конец он мне сказал, что с этого дня я должен ежемесячно являться в РК КПСС с отчетом о проделанной работе за месяц.

     Кроме того меня неоднократно вызывали в Райком партии, где в кабинете у Тюгина находилось двое солидных мужчин из областного центра, один представлялся работником областной прокуратуры, а другой из Обкома партии и допрашивали меня по поводу деятельности старшего  охотоведа Гусева В.Г. Задавали такие вопросы, сколько он добыл лосей и кабанов незаконно без лицензии. Они якобы обладают информацией, что Гусев В.Г. постоянно торговал  на рынке в г. Горьком мясом лосей и кабанов. Я ответил им, что не обладаю такой информацией, мне известно, что Гусев В.Г. выращивал дома поросят и продавал мясо  свинину в г. Горьком. Тогда мне задали вопрос, на какие деньги он купил автомобиль Жигули. Я сказал, что точно не знаю, но вероятно на свои честно заработанные деньги. Он продавал мясо выращенных поросят и заготовляя постоянно грибы, солил их бочками, которые сдавал в общественное питание в г. Горьком. Об этом мне было известно. Я также знал, что Гусев В.Г. не любил охотиться на зверей и птиц, тем более он не мог заниматься браконьерством и поэтому охарактеризовал его только с положительной стороны.

    Приезжие вместе с Тюгиным Н.А. пытались на меня давить морально, угрожать мне плохими последствиями, если я от них буду что-то скрывать и меня могут привлечь к уголовной ответственности за ложные показания. Я понял только  одно, что они по-прежнему «копают» под Гусева В.Г. и поэтому хотят, чтоб я  дал им какой-нибудь компромат на него. Но они от меня ничего не добились, потому что мне нечего им было дать. Даже если бы я и знал что-то плохое про Гусева В.Г., все равно им ничего бы не сказал. Но Гусев был кристально чистый человек и мне было понятно, что они хотят его снова упрятать в тюрьму.

    Все это продолжалось больше полгода, а затем с начала 1980 года на должность старшего охотоведа был назначен Максимов И.В., который до этого работал газоэлектросварщиком в Сокольской судоверфи. Мне стало известно, что Максимов был «шестеркой» у Тюгина Н.А., охотился с ним в одной бригаде на крупных копытных животных. Тюгину нужно было протащить своего человека в охотнадзор, чтоб тот покрывал все его грехи, и это ему удалось сделать через обком партии.

     Позже, когда я уволился с работы и  оказался в г. Пучеже, то встретившись с районным охотоведом Марковым В.М., который отработал 15 лет на этой должности в Пучежском районе, он показал мне журналы выявленных им охотнарушений, где у него дважды зафиксирован гр-н Максимов И.В.. Охотовед Марков В.М. ранее еще до Гусева В.Г. обслуживал и Сокольский район и дважды задерживал Максимова И.В. за крупное браконьерство в Сокольском районе. Тогда он мне так и сказал, что на твое место пришел ярый браконьер, от которого никакого прока не будет, он не будет заниматься борьбой с браконьерством, так как сам браконьер.

    Тогда в начале 1980 года мне трудно пришлось работать вместе с Максимовым И.В., так как он, не имея никакого образования, был назначен моим непосредственным начальником. Я в то время уже учился заочно на 2 курсе в Московском институте на биолога-охотоведа и имел уже достаточный опыт  борьбы с браконьерством. Максимов И.В. был грубый, неотесанный, малограмотный человек. По отношению ко мне вел себя вызывающе, выражался в мой адрес нецензурной бранью, оскорблял меня словесно. Я понял, что этот негодяй меня просто выживает, чтоб я сам уволился с работы. Я понял- это просто заказ первого секретаря РК КПСС Тюгина Н.А., которому я также был неугоден и он мне мстил за его задержание и к тому же я преемник и ученик старшего  охотоведа Гусева В.Г.

    Я опасался только одного, как бы этот плохой человек не спровоцировал меня на ответные действия, после чего меня как и Гусева В.Г. упрячут в тюрьму. Я понял одно, что долго я с ним работать не смогу. Поэтому сразу же стал искать себе другую работу в должности охотоведа, стал звонить своим однокурсникам по институту, так как они работали в охотничьей отрасли практически на всей территории Советского Союза.

   Когда Максимова И.В. назначили на должность старшего охотоведа, мне сразу позвонил мой начальник-главный госохотинспектор Ивановской областной госохотинспекции Волков Е.В. и сказал, чтобы я никаких документов  Максимову не передавал, в том числе штамп и печать  районной службы охотнадзора, пока я его не научу работе охотоведа и госохотинспектора. Максимов сразу стал у меня требовать все документы, штамп и печать госохотинспекции. Я ему отказал, сославшись на указание начальника областной госохотинспекции. Тогда Максимов мне сказал, что он не умеет что ли зверей стрелять, чему ему учиться у меня. Я ему сказал, что стрелять зверей умеют многие, а вот вести борьбу с браконьерством, оформлять документацию, проводить учеты охотничьих зверей и птиц, проверять работу егерей, охотничьих хозяйств и охотколлективов района, это просто нужно уметь.

   Тогда Максимов сказал мне, здесь кто начальник, я или он, с этого дня, что он скажет, то я и должен делать, захочет пошлет меня  в засаду на браконьеров на неделю или еще куда и я должен выполнять все его указания.

     Тогда я решил уволиться с работы охотоведа, так как с Максимовым И.В. я не смог бы работать вместе. Я написал заявление  на увольнение по собственному желанию и сразу позвонил в областную госохотинспекцию Волкову Е.В.. Начальник областной ГОИ Волков Е.В. стал  уговаривать меня не увольняться  с работы и попросил организовать и провести зимний маршрутный учет охотничьих зверей и птиц как в охотохозяствах района, так и в Сокольском госзаказнике. Я согласился поработать охотоведом до конца проведения учетных работ.

    Проведя учеты зверей и птиц в Сокольском районе и отправив  учетные материалы со всего района в областную госоохотиспекцию, я снова написал заявление на увольнение. Начальник госохотинспекции Волков Е.В. снова стал меня уговаривать  дальше работать и даже предложил мне должность егеря в одном из районов  Ивановской области. Но я наотрез отказался, сказав ему, что с должности охотоведа на понижение на должность егеря я не пойду и попросил уволить меня с работы.

     О моем увольнении стало известно начальнику Сокольского РОВД капитану милиции Ильину В.Д., который сразу же пригласил меня зайти к нему. Я зашел в отдел милиции, Вячеслав Дмитриевич спросил меня, почему я увольняюсь и что дальше буду делать. Я ему все рассказал и сказал, что собираюсь поехать в Красноярский край к товарищу работать охотоведом в госпромхоз. Начальник милиции Ильин В.Д. стал уговаривать меня пойти на службу  к ним в отдел на должность участкового инспектора милиции на территорию Сокольского заказника, как раз в то время у них уволился на пенсию участковый инспектор, кажется Лопатин.  Начальник милиции спросил меня, сколько мне еще учиться в институте заочно. Я сказал, что почти 5 лет. Он сказал, вот и поработай в отделе милиции 5 лет, пока учишься в институте. Недолго думая, я согласился  работать в Сокольской милиции. Начальник милиции Ильин В.Д. пригласил замполита Рысина и сказал ему, чтобы тот занялся моим оформлением на службу в органы МВД.

     Я стал оформляться на службу в органы милиции, съездил в г. Иваново, прошел военно-врачебную комиссию, получил в Сокольском райкоме комсомола направление на службу в органы милиции и когда меня оформили на службу и мне необходимо было приступать к исполнению обязанностей участкового инспектора милиции, то внезапно меня вызвал начальник милиции Ильин В.Д. к себе в кабинет. Вячеслав Дмитриевич мне рассказал, что сегодня ему позвонил первый секретарь Райкома КПСС Тюгин Н.А. и сказал, что он слышал, что Ильин принимает на службу в милицию Волкова А.Ю.. Ильин ему ответил, что меня уже оформили на службу. Тогда Тюгин ему сказал, чтобы он выбирал одно из двух зол меньшее, или  он начальник РОВД служит в милиции или бывший охотовед Волков А.Ю.. И теперь начальник милиции не знает что со мной делать. Ильину было неудобно передо мной и тогда он сказал мне, что Тюгин Н.А. его  из-за меня просто сожрет, он и так от многих неугодных руководителей в районе просто избавлялся, выгонял с работы. Был царь и бог в Сокольском районе.

     Тогда  Ильин В.Д. предложил мне работу в должности участкового инспектора в любом отделе милиции Ивановской области, конкретно предложил поехать в Кинешму, Юрьевец, Пучеж, он сказал, что сейчас позвонит начальникам отделов и все решит, лишь бы я сам согласился там работать. Я подумал и сказал, что согласен поехать в г. Пучеж, так как этот город немного знаю. Он тут же позвонил начальнику милиции г. Пучежа Надельштехелю В.А. и рассказал ему обо мне и спросил, не найдется ли у него должность участкового инспектора. Надельштехель сказал ему, что пусть приезжает, как раз им нужен участковый инспектор на город Пучеж и что мне найдут жилье и поэтому я могу приезжать в Пучежский РОВД хоть сейчас.

    На следующий день 15.03.1980 года я прибыл в г. Пучеж в отдел милиции к начальнику РОВД Надельштехелю В.А., где меня назначили участковым инспектором милиции на город, мне достался административный участок после участкового инспектора Гапона Л.И., а это центральная и северная части города Пучежа. 

Так меня выжили с родных мест и по воле судьбы я оказался в Пучежском районе и  влился в  состав коллектива Пучежской милиции, где отработал более 25 лет, из них более 13 лет в службе милиции общественной безопасности и почти 12 лет в службе криминальной милиции.

 

Ветеран МВД подполковник милиции в отставке Волков А.Ю.

Популярное в

))}
Loading...
наверх