Популярные публикации

Последние комментарии

  • Любовь Баусова (Пухова)
    Давным-давно я уже не ученица, и не собираю новенькие тетради, учебники, свежими типографскими красками пахнущие, не ...Сегодня Первое
  • Сергей Гладков
    Наша первая учительница. 1963 г.Юбилярша встречала пирогами
  • Сергей Гладков
    Кстати, о западных либералах. Александр Алексеевич имел привычку во время уроков отлучаться минут на 10-15, давая нам...Ватники

Из жизни крестьянина Константина Пивова

 

Фото С.М.Прокудин-Горского. Деревня. 1909 г.

   В лице Константина Пивова из бывшей деревни Кошкодариха Дмитриевского сельсовета (как и многих других тысяч деревень, исчезнувших с лица русской земли) мне хочется рассказать, как проходила жизнь крестьянина в прошлом.

   Родился Константин Алексеевич в 1874 году и умер в 1961-ом, то есть прожил 87 лет.

Женился он до Первой мировой войны, побывал еще холостым на Русско-японской войне в 1905 году, а потом участвовал и в Первой мировой. Уйдя на войну, он оставил пятерых детей на руках жены, как говорят, мал мала меньше. Что досталось его жене Александре Алексеевне, один только Бог знает: в каких условиях приходилось почти четыре года растить детишек, одновременно работая в поле. Нередко на свою полоску земли приходилось брать и малых ребят.

   

С.М. Прокудин-Горский. Сенокос. 1909 г.

   После окончания Первой мировой войны Константин Алексеевич вернулся домой. К счастью, он уцелел, пробыв даже некоторое время в плену. Мужик он был трудолюбивый. Дома надо было налаживать хозяйство, чтобы иметь хорошую лошадь, корову   другую живность, а так же требовалось провести ремонт старых построек. Нужны были деньги, и, чтобы добыть их, он решил временно уйти на заработки. Потом стали подрастать дети. Кроме тех пятерых, появилось ещё четверо. И так одних детей стало девять ртов, как говорили в старину, да самих двое. Такую ораву не только прокормить, но и обуть и одеть надо было. Клочок земли, который имели они, не мог удовлетворить потребности семьи. И Константин Алексеевич решил заняться зимними заработками – с помощью приобретённой лошади по имени Машка, которую купил ещё жеребёнком и вырасти из него одну из лучших лошадей района. Жеребёнок оказался из породы орловских рысаков, чёрной масти с белой звездой на голове и белых чулках на передних и задних ногах. Это была вторая лошадь в хозяйстве (первая, Сивко, была куплена женой без мужа во время Первой мировой войны).

 

   Вот с этой красавицы Машки начинается новая полоса жизни хозяина. Машка была постоянным спутником Константина Алексеевича во время зимних поездок на заработки. Длительное время он был ямщиком у одного представителя какой-то организации курсирующей от Нижнего Новгорода до Кинешмы и обратно.

  Были случаи, когда Машка привозила своего хозяина к дому в деревню, глубоко спящего и, вероятно, подвыпившего. Она хорошо изучила маршрут движения крестьянина. И однажды в деревне произошёл такой случай. Деревенские ребятишки сделали большую снежную горку, с которой они катались на санках. Направление горки было с одной стороны улицы на другую, то есть поперёк улицы. И вот в один из зимних погожих дней дети с шумом и криком катались на снежной горке, не предчувствуя никакой беды. И в этот момент из-за поворота на основную улицу деревни неслась Машка с седоками. Дети на санках, не замечая мчавшейся лошади, с верху снежной горки двинулись вниз. И в этот момент, когда они переезжали улицу, на них налетела Машка с повозкой. Лошадь, чтобы не раздавить ребят, резко затормозив и встав на дыбы, пропустила быстро ехавшие санки с детьми под своим животом. Дети спасены!

Ул. Преображенская посада Пучеж. 1909 г.

   Константин Алексеевич каждый вторник со своей женой Сашенькой ездил в Пучеж на базар. Это было ещё до организации колхозов, то есть до 1928 года. Сделав разные покупки, накупив детям гостинцев, в первую очередь связку баранок, леденцов, они отправились в чайную, которая находилась в центре города. Закусив и попив чаю вдосталь, отправились домой. Машка, хорошо отдохнув, накормленная, ждала хозяина с хозяйкой, нервно переступая ногами. Как только отвязывали её повод от привязи, она готова была сорваться и ехать – приходилось её сдерживать. Но когда выезжали за город, по направлению на деревню Нестерово, Константин Алексеевич давал свободу своей любимице. Она шла рысью, только слышен был шелест из-под полозьев кошовки. Галопом он не разрешал ей скакать. Через некоторое время, сдерживая ход лошади, хозяин давал ей возможность отдохнуть, она шла крупным шагом, и так с перерывами, со скоростью 30-40 км в час – не меньше.

 Константин Алексеевич каждый год на масленицу в течение всей недели приезжал в Пучеж. Причиной этих поездок было то, что до колхозов в Пучеже проводились катания на лошадях в кошовках по двум маршрутам, то есть по малому и большому кругу. Соответственно, за малый круг брали 5 копеек, за большой – 10. Сотни крестьянских лошадей вместе с хозяевами приезжали в Пучеж. Это был большой праздник для пучежан, особенно для детей.

   До начала коллективизации Константин Алексеевич, кроме работы в поле, решил несколько подзаработать на кустарном промысле, так как дети подросли, расходы на содержание семьи тоже росли, что-то надо было предпринимать. И решили всей семьёй делать кирпичи на продажу. Соорудили печь для обжига сырых кирпичей, глину месили босиком или в лаптях ногами – всё делалось вручную. Кирпичи были несколько меньшего размера, но крепкие и звонкие.

   Когда началась коллективизация, всем, кто занимался кустарным промыслом (делал кирпичи, валял сапоги, мастерил сани или лепил гончарные изделия), давали твёрдые задания по сдаче зерна, мяса, молока. Приходилось эти кустарные промыслы забрасывать. Особенно нажимали на тех, кто не хотел вступать в колхоз, нередко даже раскулачивали ни в чём неповинных крестьян – настоящих тружеников. Такое дело хотели учинить и с Константином Алексеевичем. И только благодаря старшему сыну Николаю, который служил в Красной Армии, всё обошлось. Из воинской части поступило письмо в Пучежский райвоенкомат, где было указано, что никаких репрессивных мер против Пивова Константина Алексеевича не предпринимать.

  Всё же в колхоз вступать пришлось. Вступая в колхоз, надо было сдать в общее пользование лошадей, коров (у кого было две коровы, одну надо было сдать), сельхозинвентарь и прочее оборудование. Ничего так было не жаль, как сдавать лошадь Машку. Константин Алексеевич и жена эту потерю очень тяжело переживали. После всех перетрясок стали понемногу привыкать к колхозной жизни. Николай, старший сын Константина Алексеевича, стал председателем колхоза, а после объединения с другим хозяйством работал бригадиром в своей деревне.

  Настоящие крестьяне и в колхозе работали по-честному, а лодыри и пьяницы так и оставались лодырями, хотя за колхоз они орали больше всего.

   Что интересно, Константину Алексеевичу не давали его Машку для работы – поручали ему не очень хорошую лошадь, но и на ней он выполнял установленные нормы выработки. Машку для работы давали одному горлопану-пьянчужке. Нередко после похмелья он засыпал на краю поля. Машка, не дожидаясь «пахаря», уходила с плугом то в поле, то на конный двор.

   Надо отдать должное, что в те уже предвоенные перед Второй мировой войной годы, колхозы стали крепнуть, трудодни были полноценными, много получали зерна, картофеля, овощей и другой продукции. Крепли и свои подсобные хозяйства: держали коров, поросят, овец, кур.

   Но грянула война, всё закружилось, как в вихре. Четверо сыновей Константина Алексеевича сражались за Родину, трое из них погибли на фронте. А четвёртый пришёл с трудового фронта и тоже вскоре скончался. Была на фронте и его дочь – Анна. Самое тяжёлое горе отца и матери, когда гибнут дети при их жизни.

Дрова для фабрики

А в годы войны Константин Алексеевич (в 60 своих лет) заготовлял лес для пучежской фабрики, заработал тяжёлую болезнь, с которой мучился до конца своей жизни. Одновременно в свои престарелые годы работал на ферме крупного рогатого скота.

В послевоенный период мне не раз приходилось встречаться с этим умным, трудолюбивым и честным человеком. Константина Алексеевича я называл просто отец, он был мне тестем.

Василий Петрович Сивухин. «Вам, садоводы, музыканты и поэты». Луганск, «Книжковий свет», 2007 г. 

Популярное в

))}
Loading...
наверх