Популярные публикации

Последние комментарии

  • Любовь Баусова (Пухова)
    Давным-давно я уже не ученица, и не собираю новенькие тетради, учебники, свежими типографскими красками пахнущие, не ...Сегодня Первое
  • Сергей Гладков
    Наша первая учительница. 1963 г.Юбилярша встречала пирогами
  • Сергей Гладков
    Кстати, о западных либералах. Александр Алексеевич имел привычку во время уроков отлучаться минут на 10-15, давая нам...Ватники

М. Гаричева. Шторм на Волге

 

 Это было в 1947 году после войны. Колхозы стали понемногу восстанавливаться, разживаться. На трудодни стали побольше получать. Стали больше держать скота в колхозах и сами колхозники. Колхоз наш назывался «Первое Мая».  Он состоял из деревень Большое Петрово, Малое Петрово и моя любимая деревнюшка Дряницыно.

Люди там все хорошие, очень трудолюбивые, работали с раннего утра и дотемна. Мы, молодёжь, работали в ночь: молотили, караулили зерно на токах. Урожай убирали всё вовремя и качественно, не уходили с поля, пока всё не уберём, особенно в сенокосную пору, когда подкошена была трава и клевера. И если они были готовы к уборке, то со временем не считались, убирали дотемна. Кормов не хватало, и мы выезжали в острова на покос. Там травы были очень хорошие. Там жили в шалашах, готовили на кострах, было все очень вкусно на свежем воздухе. Покосу было много, так что иногда и в три недели не могли управиться.

   Едешь деревней Выдрино (большая, хорошая деревня была), а нам кричат: «О, петровские дождя везут!» И действительно, как всегда получалось, не успеем поставить шалаши, как пойдёт дождь. Шалаши мы ставили на крутом берегу большой Волги. Тогда две Волги было – малая и большая. Это теперь вся вода слилась и затоплены наши пожни. Сколько добра под этой водой скрылось!

   И вот мы закончили сенокос, стали собираться домой. С нами было пять лошадей, мы увязали на телегах свои пожитки и инвентарь – косы, грабли. Стали запрягать лошадей, глядим – на небе появляются тучи. Они всё больше стали увеличиваться темнеть. Подул ветер, он тоже усиливаться. За старшего у нас был хороший старичок дядя Костя Шашков. Он нам в войну всем, как за отца был. Нас, молодёжь, учил всему: косить, косы точить. В общем, он всегда был с нами. Вот он и говорит: «Давайте быстрее заканчивать сборы, а то нас застанет ураган на Волге, тогда перетонем все».

   Нам нужно было переплывать на пароме малую Волгу. Подъехали к берегу, стали грузиться на паром. Ветер усиливается всё сильнее, небо заволокло чёрными тучами. Погрузили телеги, поставили, коней привязали к телегам. Сели парни за вёсла и отчалили от берега. Ветер крепчал, пошли сильные волны-беляки, а мы ещё до середины Волги не доплыли. Поднялась страшная буря, паром наш стало качать из стороны в сторону. Создалась такая паника: кто кричит, кто ревёт. Волны как набегут, окатят нас всех с головы до ног. На пароме всё трещит. К рули встали двое мужчин. Старший кричит:  «Садитесь по двое на вёсла». Но всё равно не могут паром направить поперек Волги, его сносит волнами по течению вдоль Волги. Нас несёт к прорану. Проран – это где малая Волга впадает в большую. Мы все боялись этого прорана: там очень глубоко, не выбрались бы никто живыми.

 А ураган  всё усиливается. Сделалось совсем темно, как ночью. Старший кричит: «Снимайте узды с лошадей и толкайте лошадей в воду». Ой, какой страх и какая жалость в такие волны толкать лошадок! Они упираются. «Порите их кнутом, - кричит паромщик, - сбрасывайте скорее, а то сейчас перевернемся, все будем под водой. Сбрасывайте телеги». Телеги все были на железном  ходу, они тяжёлые, но и дорогие. Сбросили три телеги, две оставили для равновесия. Буря свирепствовала и не думала стихать. Паром наш качало из стороны в сторону. Сбрасывать в воду больше почти нечего было.

   Лошадки наши старались плыть к берегу, но их течением несло тоже в сторону, к прорану. Над водой виднелись одни их головы, да и то порой накрывала их волна. Сквозь бурю и ветер слышен был их жалобный визг. За сердце брало слышать и видеть такое. Но, слава Богу, обошлось без жертв. Пристали к берегу, конечно, не там, где нужно, а очень далеко.

   Ураган ещё всё свирепствовал, но там уже не так страшно было, мы на берегу. Стоим и дожидаемся лошадей, которые ещё борются за свою жизнь. Вот и они одна за другой стали вылезать на берег. Сколько было у нас радости, что все спасены! Вот такие уставшие, мокрые, но счастливые пошли пешком до дома. А до дома было почти 10 километров. И надо же, дошли мы до деревни Выдрино, она недалеко была от Волги. Ветер стал стихать, небо прояснилось и ураган прекратился. Местами было много поломанных деревьев. Видно, и здесь ураган потешился, а не только на Волге.

М.Гаричева.  «Пучежские вести» от 7 марта 2000 г.

Популярное в

))}
Loading...
наверх