Сергей Гладков предлагает Вам запомнить сайт «Пучеж и его жители»
Вы хотите запомнить сайт «Пучеж и его жители»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

* * Пучежане всех стран, объединяйтесь! * *

Встреча в музее

развернуть

Встреча в музее с ветераном Великой Отечественной войны

 Татьяной Михайловной Беловой.

Встреча в музее

 

         6 февраля в музее состоялась встреча членов кружка «Юный краевед» Лизы Лощиловой и Ани Лебедевой с ветераном Великой отечественной войны Татьяной Михайловной Беловой. В беседе с ней также принимали участие сотрудники музея. Татьяна Михайловна, в девичестве Пестова, родилась в д. Рябово, бывшего Петровского сельсовета, 11 января 1922 года. Для своих лет она сохранила бодрость духа и хорошее здоровье. Поэтому на встрече мы задавали ей самые разнообразные вопросы и получали полные, развёрнутые ответы, которые составили целый рассказ. Сейчас мы хотим познакомить вас с ним. 

         «Накануне войны я работала на льнофабрике. Там же работали родители, в прядильном цеху. Закончила 7 классов, училась в «Разживинской» школе. Продолжить образование не удалось из-за семейных обстоятельств. Дело в том, что перед войной мы купили двухэтажный деревянный дом у Котельникова моста бывших купцов Кондаковых, которых сослали. А потом сослали и моего папу с родственниками в «гулаг». Это конечно отдельная тема. Но можно сказать только то, что он очень быстро подорвал здоровье на лесоповале и там умер. Нам об этом рассказывал земляк, на руках которого он умер. И сама я писала письма в лагерь о судьбе отца, и нам сообщили о его смерти. Мама осталась одна с пятью детьми. Пришлось идти работать с 14 лет.

         О начале войны я узнала так же, как случилось со многими жителями поволжских городов. Воскресенье. Уехали на ту строну купаться. После обеда на лодке приехали знакомые девочки и сказали, что началась война. Сразу в это и не поверилось. Хотя ещё когда учились в школе, знали, что Гитлер наш враг. О положение на фронте узнавали из газет, которые вывешивались на специальных стендах у фабрики и в центре города. Слушала сообщение Сталина 3 июля 1941 года по громкоговорителю, установленному у почты. О его выступлении было объявлено заранее. Собралась большая толпа народа. «Сейчас будет говорить Сталин». По радио он редко выступал. Конечно, когда Сталин сообщил о продвижении врага и захваченных территориях, настроение стало тяжёлым. Никаких шапкозакидательских настроений уже не было. Было очень страшно, когда немцы подошли к самой Москве». На вопрос, – «А была ли в городе паника в это время?», Татьяна Михайловна ответила, что всё было спокойно.

         Сразу после начала войны она перешла работать в артель «Челнок». Шила для фронта солдатское бельё – кальсоны, рубашки из бязи. Мы стали спрашивать, как было с продуктами в городе в начале войны. «Продукты в магазинах исчезли очень быстро. Придёшь и только банки с морской капустой. Потом и они исчезли. А вот хлеб некоторое время продавали свободно, буханками. Только надо было долго стоять в очереди. Лишь затем были введены карточки и по ним хлеб отпускали уже резанный, кому сколько грамм положено по карточкам.

    Встреча в музее    

    9 апреля 1942 года Татьяна Михайловна отправилась на войну. Широко известна фотография пучежских девушек добровольцев уходящих на войну. Эта фотография есть и у нашей героини, на ней она стоит в самом конце второй шеренги, в белом берете. Никаких медицинских обследований не было. Только спросили, – «Согласна идти Родину защищать?». «Да, согласна», «тогда завтра утром отправляетесь». Успели ночью только сварить картошки в мундире, да взять немного сухарей. После построения отправились пешком в Кинешму. Только выделили худую лошадку, (лучших отправили на фронт). В сани сложили нехитрые пожитки. Идти было очень тяжело. Ноги сбили в кровь, распутица, дорога разбитая. Кроме того перекопана рвами, чтобы в случае чего не проехала вражеская техника. Первый ров был у Девкиной Горы. Их приходилось обходить раскисшими полями. В таких переходах девушка потеряла  калоши и добиралась до Кинешмы в худых валенках. Шли три дня. Ночевали сначала в Обжерихе, а затем где-то за Ёлнатью». В Кинешме погрузили девушек в теплушку и привезли в Москву. Мы уже спрашивали у других ветеранов про дезертиров, и этот факт повторила Татьяна Михайловна. Когда другие ушли на войну, некий Паша из Окулихи прятался всё это время на чердаке или в подполе. Многие его видели, как он мелькает в окошке, но никто не выдал. И после войны ему ничего не сделали.

         Мы спросили Татьяну Михайловну, «как приходилось жить семье фронтовика, помогали ей власти?». «Никак не помогали». Когда Татьяна Пестова ушла на войну семье пришлось совсем туго. Мама даже ходила «сбирать». И написала письмо, что дома есть нечего, «сегодня ходила сбирать, и ничего не собрала». Таня, прочитав письмо, заплакала. Девочки с батареи, узнав об этом, сообщили политруку. Он  дал ей 400 рублей, и Татьяна выслала их быстро домой, так как почта была рядом. Дров  не было, и за время войны на дрова разобрали полдома.

         По прибытии в Москву девушек распределили по частям, провели медицинское обследование, постригли, чтобы не было педикулёза, выдали форму – гимнастёрку с юбкой. При медицинском обследовании выявили хорошее зрение у Татьяны Михайловны и определили её на службу в зенитную батарею, дальномерщицей. Мы спросили, – «наверное, вас послали в училище?»  «Да нет, прямо на батарее поучилась 3 дня и заступила на боевое дежурство». На 4 зенитные пушки был один дальномер. Он предназначался для определения дальности и высоты полета цели, а также её угловых координат (азимут и угол места) при стрельбе зенитной артиллерии среднего и крупного калибра. База – 3 м. Пределы измерения: дальности – от 2 км до 50 км; высоты – до 20 км. Татьяна Михайловна сказала, что, как определят расстояние 15 километров, а высоту полёта немецкого самолёта 9 км, бегут к зенитному орудию подавать снаряды. В отделении были четыре человека. Большинство были из Ивановской области. Из Пучежа были Кухаревская Люба, Копылова Настя, Молчанова Надя. Фактически Татьяна Михайловна была в годы войны на страже неба Москвы. До 1943 года их зенитное орудие располагалось недалеко от скульптуры «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной, которая стояла долгие годы у входа на ВДНХ. (В годы войны ВСХВ – Всесоюзная  сельско – хозяйственная выставка).

 Встреча в музее

      Мы спросили Татьяну Михайловну, сколько им платили денег. «30 рублей». А на что тратили? Ходили фотографироваться, покупали личные вещи. Те женщины, которые курили, получали табак. А некурящим раз в месяц давали по небольшой шоколадке. Ещё на праздники давали по 100 грамм водки. Но девушки этим делом, конечно, не увлекались. А вот некоторые военные мужчины «позволяли». Один раз Татьяна Михайловна стояла в карауле ночью и чуть не застрелила такого «товарища», который возвращался после посиделок «в хорошем подпитии».

         В 1943 году их перевели в Нахабино. Там они жили в землянке на 10 человек с кирпичной печкой. «Было ли холодно? – Как натопишь».  Мы спросили, – «Много ли ваша батарея сбила самолётов? Ни одного не сбили, вели заградительный огонь». Мы спросили, а как Особый отдел, цензура. «Да, в письмах иногда зачёркивали некоторые строки. С особым отделом не сталкивалась. Но был случай, когда я была в увольнении, наша батарея переезжала на новое место. Я торопилась, не отдала честь, и меня задержал патруль. Повели в комендатуру. Я присматриваюсь к  начальнику патруля и вижу знакомое лицо. Вы откуда? Из Ивановской области. И я из Ивановской области. Из Пучежа. И я из Пучежа. Оказался парень с Красной Горы. Он мне написал объяснительную записку, так как я опоздала из увольнения. Но меня всё равно ругали».

         Ещё Татьяна Михайловна сказала, что их батарея производила салюты в честь побед советских войск. Так что насмотрелась. И в майские победные дни были сплошные салюты. Мы спросили про личную жизнь девушек на фронте. «Ходили на ВСХВ, читали книги. Приезжали с концертами какие-то артисты. Про кино не помню. Мужчины держали себя по отношению к девушкам достойно. Один раз одна девушка «стала глазки строить» командиру. Тогда он выстроил нас и «дал ей хороший нагоняй». Но всё же трое наших девушек нашли себе мужей, ребят – зенитчиков с батареи. Вообще из той группы девушек, что отправились весной 1942 года на войну, одна девушка погибла, а одна вернулась домой с ребёнком. А во сне чаще всего снился дом».

         Ещё во время войны девушек начали посылать разбирать разрушенные дома. Вместе с ними работали и немецкие военнопленные. Девушки им кричали «Гитлер капут!». А они смеялись. Так что злость к немцам уже давно  прошла. Мы также спросили, – «Как вы считаете, кто выиграл эту войну – Сталин, полководцы, или народ?» Татьяна Михайловна ответила, – «народ».

         Война закончилась. Девушек отправили домой. В награду за оборону Москвы выдали по 3 килограмма муки и отрез на платье.  Никаких денег не дали. Посадили на поезд до Горького. Там сели на пароход «Сура» и ранним утром прибыли в Пучеж 25 июля 1945 года. Раннее солнечное утро и ни одной души. Никто девушек с войны не встречает. Татьяна Михайловна прошла Котельников мост, подошла к родному дому и ахнула. За годы войны дом «ополовинился».

          После войны Татьяна Михайловна вышла замуж за инвалида Великой Отечественной войны Виктора Александровича Белова. У них было 6 детей. Первый ребёнок родился в 1947 году. Работать пошла «на строчку», закройщицей и работала там долгие годы.

Встреча в музее

До сих пор сохранила энергичный, весёлый характер. 

 


Ключевые слова: война, Рубашки
Опубликовал Вячеслав Гладков , 27.02.2015 в 09:29
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии